https://tvernews.ru/news/268449

Случайность или поджог: история пожара в старой усадьбе и гибели двух женщин

TIA, 04 Марта 2021, 10:46
, 1

23 ноября 2017 года в Бологовском районе Тверской области, в населенном пункте Березайка-2, около озера Копань, сгорела старинная усадьба. Тогда на пожаре погибли два человека – мать и дочь. ТИА писало об этом происшествии. Причём останки были найдены не сразу. Ближайший родственник погибших женщин Олег Островский уверен, что это не был несчастный случай, дом сгорел из-за поджога, поскольку кому-то приглянулась земля на берегу живописного озера. Мужчина вот уже несколько лет обращается в СУСК с требованием завести уголовное дело, но безрезультатно. Он специально приехал в Тверь из Тюменской области, чтобы поделиться деталями событий трёхлетней давности и фактами, доказывающими свою правоту.     

Пожар

Итак, сам пожар произошёл 23 ноября практически в полночь. По крайне мере, звонок пожарным поступило около 23:55. На тот момент в усадьбе из четырёх жильцов были только две женщины – мать и дочь. На момент гибели Ирине Островской было 53 года, Марии Владимировне Скурской – 85 лет.

О пожаре Олегу Юзиковичу Островскому сообщил давний знакомый, живущий по соседству с посёлком Березайка, Дмитрий. Он заходил иногда к женщинам, помогал им по хозяйству, он же забирал сотовые телефоны на зарядку, ведь электричества в усадьбе не было. Накануне трагедии Дима позвонил Олегу и сказал, что видел его маму, она плохо себя чувствовала, и предложил свозить пожилую женщину назавтра в больницу. Вместо больницы сосед позвонил Олегу на следующий день и рассказал, что усадьба сгорела дотла.   

Конечно же, Олег вылетел в Тверскую область. Пожарным никто не сообщил, что в доме проживали люди. Пожар был объявлен без погибших и пострадавших. Олег вместе с соседом Дмитрием 26 ноября утром походили по пепелищу, угли всё ещё были горячими. Но так ничего и не обнаружили. Тогда Олег Юзикович обратился за помощью в МЧС – в ПЧ города Бологое. 27 ноября эксперты останки нашли – практически горсть пепла и фрагменты костей, умещающихся в ладони, и передали на судебно-медицинскую экспертизу. Хотя у Олега Островского брали мазки для проведения ДНК-тестов, исследования так и не провели. Патологоанатом выдал заключение, в котором была одна единственная строчка: "Останки человеческие".  

Обугленные останки матери и сестры Олегу Юзиковичу выдали только спустя два месяца – 18 января 2018 года. Он похоронил свою семью на кладбище в посёлке Дубровка Бологовского района.

Старинная усадьба

Сгоревший дом этот был не простой, а старинная усадьба, построенная 190 лет назад. Рядом - озеро и большая территория в 40 соток, где когда-то были огороды.  

Сестра Олега Ирина работала в воинской части, её поселили в дом №72, квартире 6 в посёлке Березайка-2, и дом принадлежал когда-то воинской части. У женщины была официальная прописка по этому адресу, указанная в паспорте. Правда, в 45 лет она не поменяла документ, как этого требует законодательство. После расформирования части работу Ирина потеряла, другой в округе не было, обе женщины стали жить довольно затворнически, на мамину пенсию и натуральным хозяйством. 

На фото - Мария Владимировна Скурская   

- Наши отношения с сестрой не были очень близкими и гладкими, хотя в последние годы всё-таки мы нашли общий язык. Сестра была одинокой, поэтому с ней много лет жила мама. А мама была гражданка Украины, в 2016 году ей оформили вид на жительство, пенсию она получала уже в Бологое. Сестра отказывалась куда-либо съезжать из аварийного дома, жильё, которое ей выделила администрация для переезда, было в ещё более аварийном состоянии, чем старинная усадьба, - поясняет Олег Островский. 

Это фотографии дома, куда Ирине предлагали переехать из аварийной усадьбы

Жалея мать и сестру, Олег приобрёл в посёлке участок земли и построил небольшой дом. Он прописал туда мать, уговаривал переехать обеих женщин. Но сестра не соглашалась. Хотела жить самостоятельно, в своём собственном доме. И мама осталась с дочерью, хотя периодически ночевала и в своём доме. 

Как только воинскую часть расформировали, усадьбу отключили от электричества. Воду жители приносили с озера, отопление было печное. Дом передали на баланс поселковой администрации и признали аварийным. В нём жила ещё одна семья – тоже мать с дочерью, но не постоянно – женщины нашли работу в Малой Вишере и снимали там квартиру, а на выходные возвращались в Березайку. Остальные жильцы как-то за годы сами рассосались – кто куда. 

По факту, официальная прописка в этом доме была только у Ирины Островской. Что же касается второй семьи, то у них прописка была в деревне Гузятино, где дом их тоже сгорел.  

Незваные гости

Ничто не нарушало покой женщин в старинной усадьбе, пока однажды в августе 2017 года не пожаловали непрошенные гости на служебной машине "Волга" – представители администрации. А гости тогда пробыли недолго, быстро осмотрели земельный участок, ни с кем разговаривать не стали и уехали. Потом они приезжали ещё раз, практически в таком же составе, только ещё к ним присоединился участковый. Их лица и все обстоятельства разговора очень хорошо запомнила соседка Мария (прим. ред. имя изменено). Она потом неоднократно подтверждала свои показания у следователя. На этот раз они зашли в дом, представились и даже показали бегло "красную корочку" - удостоверение, расспрашивали подробно маму Маши, кто здесь проживает и на каких основаниях. Сама Мария в это время была на озере. Ирины Островской тоже не было дома, а её маме нездоровилось, и она ушла к себе отдыхать, на стук в дверь пожилая женщина не вышла.    

Первым вопросом было: а вы готовы съехать отсюда, если вам будет куда? Соседка ответила, что согласна, да только никто вариантов никаких и не предлагает. Гости прошли по всему дому, некоторые из квартир были заброшены и заколочены наглухо, осмотрели тщательно все помещения. Потом пришла Маша, увидела чужаков и даже немного рассердилась на мать, что та пустила их в дом. Гости ушли, но ещё не менее часа бродили по земельному участку, что-то обсуждали, фотографировали. 

В том же августе Олег Островский вместе со своей знакомой приезжал в гости к матери и сестре. И тогда пожилая женщина в присутствии постороннего человека пожаловалась сыну, что ей поступают угрозы – требуют уехать из дома, иначе "Спалим!". Такие же угрозы поступали и в адрес сестры. 

- Я маме отдал сотовый телефон и предупредил: если ещё раз к ней или сестре кто-то подойдёт с подобными угрозами, пусть она наберёт меня и передаст трубку, чтобы я с ним поговорил. Потом я ещё раз приезжал в октябре. Угрозы продолжались. Я поехал в администрацию посёлка, но не застал человека, на которого мама жаловалась. А в ноябре уже случился пожар. 

Олег Юзикович, когда узнал подробности этих событий, предшествующих пожару и гибели семьи, заподозрил неладное. Уж больно много случайностей и странных совпадений в этом деле. 

- Я уверен, что это был поджог. Я даже предполагаю, где именно. В доме было нежилое помещение с отдельным входом, там дрова хранили. И располагалось одно практически по центру дома. И доступ туда был достаточно свободный. Я хорошо знал этот дом, потому что бывал там много раз.      

Он позвонил потом в администрацию посёлка и жёстко поговорил с одним из тех мужчин, кто побывал усадьбе. Звонок был вечером 19 января 2018 года. Олег сообщил, что знает о заказе поджога и требует объяснений. Собеседник явно не ожидал подобного звонка и, по словам Олега Юзиковича, проговорился: "Я хотел, чтоб в этом месте было летнее кафе". 

Итог

В возбуждении уголовного дела об умышленном поджоге Олегу было отказано неоднократно за отсутствием состава преступления, показания соседки Марии не учитываются, никаких прямых улик и доказательств нет. Вот и пожарная экспертиза о причинах возгорания говорит весьма размывчато и неопределённо: "причиной пожара явилось загорание горючих материалов под воздействием источника зажигания при эксплуатации жилого помещения, а именно: источника открытого огня (пламя спички, свечи); источника, связанного с эксплуатацией печного отопления (угли, искры)". Хотя перед наступлением зимы в год пожара приходил печник, осмотрел и почистил печь, она очень хорошо работала.   

Олег Островский продолжает с завидным упорством добиваться своей правды в этом безнадёжном деле. Оно и понятно – погибли два самых близких и родным ему человека. Именно ради этого он приехал за тысячи километров в Тверь, чтобы встретиться с редакцией ТИА и изложить своё видение событий трёхлетней давности. А мы решили написать этот материал в память об Ирине Островской и Марии Владимировне Скурской.        

Олег предложил соседке и её маме переехать в дом, который он покупал для своих родных. Там теперь обе женщины и проживают. А на месте сгоревшей усадьбы…пустырь. 

Некоторые фото взяты из группы Бологое историческое и окрестности.

Подпишитесь на наш канал Яндекс.Дзен

Комментарии (1)


  • 11:28 04 Марта 2021
    9 0
    Герою сочувствую. Даже в горе остался человеком и отдал дом тем, кто нуждался.

вверх