04 Декабря 22, 17:16
Новости, Интервью
11 Июля 2022, 09:07

"У всех слезы на глазах": глава отряда "Сова" рассказал о поисках пропавших

Фото: поисково-спасательный отряд "Сова"
Фото: поисково-спасательный отряд "Сова"

На выцветшей от солнца листовке, приклеенной скотчем к фонарному столбу, из размытых дождем букв все еще можно собрать обрывки слов: "пропал человек", "Чугунов Алексей", "5 февраля ушел". Фонарь стоит в конце улицы Громова на самой окраине Твери. Добровольцы поисково-спасательного отряда "Сова" нашли Алексея на Рябеевском шоссе,  недалеко от объявления о его пропаже. 11 февраля в группе отряда в  соцсетях появилась запись "Найден. Погиб".

"Сова" - крупнейшее в Тверской области объединение добровольцев, которые ищут пропавших людей. В беседе с ТИА руководитель отряда Сергей Алексеев рассказал о пользе лошадей на поисках, главной преграде к спасению потерявшихся и почему важно слушать лес.

Самые "крепкие" поисковики

Корреспондент встретился с волонтером на Комсомольской площади. Сергей - слесарь и приехал сюда по рабочим делам. В отряде Сергей четыре года, в феврале его избрали руководителем "Совы". Посвятить свободное время поиску пропавших он решил после 
происшествия с дедушкой друга.

"Это была деревня в Калининском районе, недалеко от окружной. Уже не помню название. Приехали с друзьями, походили по лесу. Я еще собаку с собой взял, думал, что-то умеет. Оказалось, что ничего она не умеет. Да и мы тогда тоже, - рассказывает Сергей. - Через несколько часов приехала "Сова". Три ночи мы с ними искали, но дедушка, к сожалению, пропал. После этого я неделю думал - мое это или не мое. Решил, что мое, и вступил в отряд. Так и пошло".

Все члены отряда - добровольцы. В нем никто не работает за зарплату. Сейчас в "Сове" около 700 человек в 14 подразделениях, рассредоточенных почти по всей Тверской области. Крупнейшее отделение находится в Твери - в нем больше сотни активных волонтеров.

В отряде есть иерархия. Руководитель "Совы" командует с помощью совета отряда, в который входят руководители подразделений, их заместители и старшие по направлениям, например, куратор по радиосвязи. В каждом подразделении есть также свой руководитель, старшие поисковых групп и волонтеры. Но на поисках это не имеет значения: всеми рулит координатор, и даже руководитель "Совы" будет слушать именно его. 

Вначале у многих горят глаза, они хотят помочь везде и сразу, но затем выезжают на несколько поисков и теряют интерес. Практика показала, что самые "крепкие" поисковики те, кто сами столкнулись с пропажей близкого человека.

Наглядный пример

"За прошлый год мы отработали более тысячи заявок. Нельзя предугадать, сколько заявок поступит, скажем, в неделю. Абсолютно непредсказуемо. В день может поступить 14 заявок, а бывает, что никто не потерялся, и слава Богу", - говорит Сергей.

По его словам, волонтеры находят свыше 80% пропавших. По остальным случаям слишком мало информации, чтобы хотя бы приблизительно знать место поисков. В таких случаях "Сова" работает на огласку: расклеивает ориентировки, публикует посты в соцсетях. 

Даже если человека не удается найти сразу, то в отряде не забывают о нем. Когда у волонтеров есть время, они выезжают на старые поиски. Бывает, что людей находят погибшими. Так, весной у дороги перед поселком Заволжский нашли останки молодого человека, пропавшего осенью прошлого года.

В качестве наглядного примера работы волонтеров Сергей привел поиск, организованный отрядом в марте 2020 года. Вечером 8-го числа он приготовил жене ужин, привез ее с работы домой. В одной руке цветы, в другой - вино. И тут сообщение: “Пропал ребенок”. Как правило, на поиски детей собирается максимальное количество людей. Ехать далеко -Весьегонский район. Назначаются время и точка сбора, волонтеры собираются в экипажи и выдвигаются. На месте всем заправляет координатор. Все делятся на группы, которыми руководят старшие поисковой группы (СПГ) - опытные поисковики, которые умеют пользоваться навигаторами и компасами, вести радиопереговоры. Координатор дает группам задачи, и поиск начинается.

Тогда семилетняя девочка пропала в сельской местности. Лес разбили на квадраты. Если волонтеры решили искать на отклик, то один квадрат - 500 на 500 метров. Волонтеров поопытнее отправляют в лес подальше от штабапоисковиков, новички ищут поближе. Бывало, что волонтеры уходили на 20 км.

“Лес надо выслушивать очень хорошо. Волонтеры - это как раз уши. Ведь СПГ занят с оборудованием и не может на все отвлекаться. У нас есть шутка: “Если медведь за ногу грызет, то терпите, но слушайте лес”. Были случаи, когда выходили на пропавших через стук по дереву: истощенные люди могли только стучать”, - вспоминает Сергей. 

Поиски ребенка в Весьегонском районе были масштабные - в них участвовали 200 волонтеров, полицейских и сотрудников МЧС. К сожалению, закончились они печально. На следующий день нашли тело погибшей девочки.

Когда волонтеры находят человека живым, то спрашивают о самочувствии. У грамотного поисковика с собой всегда есть бутылка воды, чтобы дать попить. Если у человека травмы, то его выносят из леса на носилках. 

“Помогаем донести ведра с грибами до штаба или до деревни. Потом благодарности и слезы счастья родственников. Поисковиков-девочек целуют, обнимают, - с улыбкой говорит Сергей. - То чувство, когда узнаешь - "найден, жив", - не передать словами. Я вижу на лицах ребят счастье. Это восторг!”.

Самый яркий поиск

Чаще всего теряются беззащитные люди. Обычно пенсионеры и, как правило, в лесу, куда пошли по ягоды или по грибы. Это те, кто говорит: “Я этот лес знаю с детства”.

В городах теряются пожилые люди с психическими расстройствами и дети. По словам Сергея, долгие поиски маленьких детей - единичные случаи. Чаще всего волонтеры не успевают приехать, а ребенок уже найден. С подростками сложнее.

“Ребята более самостоятельные, могут где-нибудь спрятаться. Часто подростков можно найти в местах, вроде “Чикен Хауза”. Утром пришел вызов: “Пропал подросток”. Живет парень в Заволжском районе, уже бегал. Все на работе, никто выехать не может. Я тогда координировал поиск прямо с работы, удалось найти нескольких свободных человек. Говорю: “А проверьте “Чикен Хауз” на проспекте Ленина”. Там его и нашли, спал за столом”, - рассказывает Сергей.

С ростом известности отряда количество обращений выросло в 3-4 раза и достигло тысячи в год. Поэтому "Сова" стала проводить осенние и весенние учения по поиску, где волонтеров обучают практическим вещам, вроде оказания первой помощи или установки радиомачты для связи. Новичков учат пользоваться навигатором и компасом, как вести себя с потерявшимся ребенком, правилам общения с родственниками пропавших. 

Сейчас у отряда есть отдельное конное подразделение. “Сова” сотрудничает с несколькими конюшнями, где СПГ обучают верховой езде и технике поиска на лошади.

“Конное направление эффективно. Чтобы группе из пяти человек прочесать одно поле, понадобится день или два. За любым бугорком может быть человек. Группа из трех конников справится лучше, да и лошади не так сильно устают. Конные группы уже доказали пользу в других регионах. В прошлом году в Краснодарском крае пропали два ребенка, и нашли их именно конюхи”, - говорит Сергей.

Еще одно перспективное направление в отряде называется “Лес на связи”. Пропавший звонит волонтеру, тот на компьютере смотрит карты, выясняет, где человек сейчас находится, и указывает путь на выход из леса. Даже если от зарядки на телефоне потерявшегося осталось всего ничего, то его могут вывести хотя бы на ближайшую дорогу, где человек сможет сориентироваться без чужой помощи. Или волонтер, зная, где находится человек, может отправить туда других членов отряда.

Первый поиск в статусе СПГ “Совы” для Сергея стал самым ярким. Тогда шесть человек пропали в лесу у Рябеевского шоссе. Опытных поисковиков не было, и координатор назначил его старшим группы.

“Легкий был поиск. Задача - пройти по сетке на север и отработать на отклик. И четко по этой сетке у меня была дорога. Была ночь, мне было неуютно из-за недостатка опыта. В один момент мы услышали женский крик в ответ, немного свернули с дороги и видим мужчину, двух женщин и троих детей. У всех слезы на глазах. Они очень сильно испугались, - вспоминает Сергей. - И поиск дедушки в Торжокском районе запомнился. Дедушка то ли шесть, то ли семь суток бродил в лесу. Оказался человеком старой закалки, грамотным. Спал днем под солнцем на поляне. Благодаря этому его и нашли. Коптером отсняли местность, и на одной из полянок заметили сапоги. Тогда уже стали терять надежду найти его живым. Группа пришла на поляну, а там ничего нет. Значит, дедушка гуляет. В итоге нашли по отклику. Потом он целый год не ходил в лес. Сейчас ходит, но с кем-нибудь”.

Информация - ключ к успеху

Сергей считает, что главная проблема при поиске людей - несовершенство законодательства. Волонтеры не могут “пробить” местонахождение потерявшегося через телефон без обращения в полицию, потому что закон рассматривает это как посягательство на персональные данные. 

“Возможность “пробить” потерявшегося, сократила бы зону поиска до 500 метров. Мы бы приехали и забрали его. А сейчас люди могут погибнуть в лесу”, - считает Сергей.

Еще одна беда - недостаток информации. Опытные волонтеры знают, что заявители часто врут, чтобы не выносить сор из избы. Так, родители боятся рассказать о плохой успеваемости пропавшего ребенка или о конфликтах в семье. Часто, особенно в деревнях, неизвестно куда мог пойти человек, какие у него были “артефакты”. Так волонтеры называют вещи, например, корзинку или рюкзак.

Информация - ключ к успеху. Порой именно правильно проведенный опрос заявителя может вывести на след пропавшего. Важны даже, казалось бы, мелочи, вроде марки сигарет, которые курил человек.

Помощь тем, кто помогает

Главная ценность отряда - люди. Новые добровольцы нужны всегда и во всем. Необязательно даже выезжать на поиск. Можно помогать, публикуя посты в группе отряда или обзванивая больницы. Дело найдется для каждого. Попробуйте начать волонтерить, отправив заявку на сайте отряда.

Если нет свободного времени, то можно помочь денежно или вещами. Добровольцы ездят на своих машинах, тратят на топливо и оборудование собственные деньги. В постоянном дефиците батарейки и аккумуляторы, которые очень быстро заканчиваются. Принесите бумагу для ориентировок или репелленты для поиска в лесах, и волонтеры скажут "спасибо". Узнать, как еще помочь "Сове", можно здесь.

Фото и видео: поисково-спасательный отряд "Сова"

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter Мы на связи Viber или WhatsApp +79201501000
Комментарии (0)
Для того чтобы оставить комментарий, вам необходимо авторизоваться.

"У всех слезы на глазах": глава отряда "Сова" рассказал о поисках пропавших

11 Июля 2022, 09:07
Фото: поисково-спасательный отряд "Сова"

На выцветшей от солнца листовке, приклеенной скотчем к фонарному столбу, из размытых дождем букв все еще можно собрать обрывки слов: "пропал человек", "Чугунов Алексей", "5 февраля ушел". Фонарь стоит в конце улицы Громова на самой окраине Твери. Добровольцы поисково-спасательного отряда "Сова" нашли Алексея на Рябеевском шоссе,  недалеко от объявления о его пропаже. 11 февраля в группе отряда в  соцсетях появилась запись "Найден. Погиб".

"Сова" - крупнейшее в Тверской области объединение добровольцев, которые ищут пропавших людей. В беседе с ТИА руководитель отряда Сергей Алексеев рассказал о пользе лошадей на поисках, главной преграде к спасению потерявшихся и почему важно слушать лес.

Самые "крепкие" поисковики

Корреспондент встретился с волонтером на Комсомольской площади. Сергей - слесарь и приехал сюда по рабочим делам. В отряде Сергей четыре года, в феврале его избрали руководителем "Совы". Посвятить свободное время поиску пропавших он решил после 
происшествия с дедушкой друга.

"Это была деревня в Калининском районе, недалеко от окружной. Уже не помню название. Приехали с друзьями, походили по лесу. Я еще собаку с собой взял, думал, что-то умеет. Оказалось, что ничего она не умеет. Да и мы тогда тоже, - рассказывает Сергей. - Через несколько часов приехала "Сова". Три ночи мы с ними искали, но дедушка, к сожалению, пропал. После этого я неделю думал - мое это или не мое. Решил, что мое, и вступил в отряд. Так и пошло".

Все члены отряда - добровольцы. В нем никто не работает за зарплату. Сейчас в "Сове" около 700 человек в 14 подразделениях, рассредоточенных почти по всей Тверской области. Крупнейшее отделение находится в Твери - в нем больше сотни активных волонтеров.

В отряде есть иерархия. Руководитель "Совы" командует с помощью совета отряда, в который входят руководители подразделений, их заместители и старшие по направлениям, например, куратор по радиосвязи. В каждом подразделении есть также свой руководитель, старшие поисковых групп и волонтеры. Но на поисках это не имеет значения: всеми рулит координатор, и даже руководитель "Совы" будет слушать именно его. 

Вначале у многих горят глаза, они хотят помочь везде и сразу, но затем выезжают на несколько поисков и теряют интерес. Практика показала, что самые "крепкие" поисковики те, кто сами столкнулись с пропажей близкого человека.

Наглядный пример

"За прошлый год мы отработали более тысячи заявок. Нельзя предугадать, сколько заявок поступит, скажем, в неделю. Абсолютно непредсказуемо. В день может поступить 14 заявок, а бывает, что никто не потерялся, и слава Богу", - говорит Сергей.

По его словам, волонтеры находят свыше 80% пропавших. По остальным случаям слишком мало информации, чтобы хотя бы приблизительно знать место поисков. В таких случаях "Сова" работает на огласку: расклеивает ориентировки, публикует посты в соцсетях. 

Даже если человека не удается найти сразу, то в отряде не забывают о нем. Когда у волонтеров есть время, они выезжают на старые поиски. Бывает, что людей находят погибшими. Так, весной у дороги перед поселком Заволжский нашли останки молодого человека, пропавшего осенью прошлого года.

В качестве наглядного примера работы волонтеров Сергей привел поиск, организованный отрядом в марте 2020 года. Вечером 8-го числа он приготовил жене ужин, привез ее с работы домой. В одной руке цветы, в другой - вино. И тут сообщение: “Пропал ребенок”. Как правило, на поиски детей собирается максимальное количество людей. Ехать далеко -Весьегонский район. Назначаются время и точка сбора, волонтеры собираются в экипажи и выдвигаются. На месте всем заправляет координатор. Все делятся на группы, которыми руководят старшие поисковой группы (СПГ) - опытные поисковики, которые умеют пользоваться навигаторами и компасами, вести радиопереговоры. Координатор дает группам задачи, и поиск начинается.

Тогда семилетняя девочка пропала в сельской местности. Лес разбили на квадраты. Если волонтеры решили искать на отклик, то один квадрат - 500 на 500 метров. Волонтеров поопытнее отправляют в лес подальше от штабапоисковиков, новички ищут поближе. Бывало, что волонтеры уходили на 20 км.

“Лес надо выслушивать очень хорошо. Волонтеры - это как раз уши. Ведь СПГ занят с оборудованием и не может на все отвлекаться. У нас есть шутка: “Если медведь за ногу грызет, то терпите, но слушайте лес”. Были случаи, когда выходили на пропавших через стук по дереву: истощенные люди могли только стучать”, - вспоминает Сергей. 

Поиски ребенка в Весьегонском районе были масштабные - в них участвовали 200 волонтеров, полицейских и сотрудников МЧС. К сожалению, закончились они печально. На следующий день нашли тело погибшей девочки.

Когда волонтеры находят человека живым, то спрашивают о самочувствии. У грамотного поисковика с собой всегда есть бутылка воды, чтобы дать попить. Если у человека травмы, то его выносят из леса на носилках. 

“Помогаем донести ведра с грибами до штаба или до деревни. Потом благодарности и слезы счастья родственников. Поисковиков-девочек целуют, обнимают, - с улыбкой говорит Сергей. - То чувство, когда узнаешь - "найден, жив", - не передать словами. Я вижу на лицах ребят счастье. Это восторг!”.

Самый яркий поиск

Чаще всего теряются беззащитные люди. Обычно пенсионеры и, как правило, в лесу, куда пошли по ягоды или по грибы. Это те, кто говорит: “Я этот лес знаю с детства”.

В городах теряются пожилые люди с психическими расстройствами и дети. По словам Сергея, долгие поиски маленьких детей - единичные случаи. Чаще всего волонтеры не успевают приехать, а ребенок уже найден. С подростками сложнее.

“Ребята более самостоятельные, могут где-нибудь спрятаться. Часто подростков можно найти в местах, вроде “Чикен Хауза”. Утром пришел вызов: “Пропал подросток”. Живет парень в Заволжском районе, уже бегал. Все на работе, никто выехать не может. Я тогда координировал поиск прямо с работы, удалось найти нескольких свободных человек. Говорю: “А проверьте “Чикен Хауз” на проспекте Ленина”. Там его и нашли, спал за столом”, - рассказывает Сергей.

С ростом известности отряда количество обращений выросло в 3-4 раза и достигло тысячи в год. Поэтому "Сова" стала проводить осенние и весенние учения по поиску, где волонтеров обучают практическим вещам, вроде оказания первой помощи или установки радиомачты для связи. Новичков учат пользоваться навигатором и компасом, как вести себя с потерявшимся ребенком, правилам общения с родственниками пропавших. 

Сейчас у отряда есть отдельное конное подразделение. “Сова” сотрудничает с несколькими конюшнями, где СПГ обучают верховой езде и технике поиска на лошади.

“Конное направление эффективно. Чтобы группе из пяти человек прочесать одно поле, понадобится день или два. За любым бугорком может быть человек. Группа из трех конников справится лучше, да и лошади не так сильно устают. Конные группы уже доказали пользу в других регионах. В прошлом году в Краснодарском крае пропали два ребенка, и нашли их именно конюхи”, - говорит Сергей.

Еще одно перспективное направление в отряде называется “Лес на связи”. Пропавший звонит волонтеру, тот на компьютере смотрит карты, выясняет, где человек сейчас находится, и указывает путь на выход из леса. Даже если от зарядки на телефоне потерявшегося осталось всего ничего, то его могут вывести хотя бы на ближайшую дорогу, где человек сможет сориентироваться без чужой помощи. Или волонтер, зная, где находится человек, может отправить туда других членов отряда.

Первый поиск в статусе СПГ “Совы” для Сергея стал самым ярким. Тогда шесть человек пропали в лесу у Рябеевского шоссе. Опытных поисковиков не было, и координатор назначил его старшим группы.

“Легкий был поиск. Задача - пройти по сетке на север и отработать на отклик. И четко по этой сетке у меня была дорога. Была ночь, мне было неуютно из-за недостатка опыта. В один момент мы услышали женский крик в ответ, немного свернули с дороги и видим мужчину, двух женщин и троих детей. У всех слезы на глазах. Они очень сильно испугались, - вспоминает Сергей. - И поиск дедушки в Торжокском районе запомнился. Дедушка то ли шесть, то ли семь суток бродил в лесу. Оказался человеком старой закалки, грамотным. Спал днем под солнцем на поляне. Благодаря этому его и нашли. Коптером отсняли местность, и на одной из полянок заметили сапоги. Тогда уже стали терять надежду найти его живым. Группа пришла на поляну, а там ничего нет. Значит, дедушка гуляет. В итоге нашли по отклику. Потом он целый год не ходил в лес. Сейчас ходит, но с кем-нибудь”.

Информация - ключ к успеху

Сергей считает, что главная проблема при поиске людей - несовершенство законодательства. Волонтеры не могут “пробить” местонахождение потерявшегося через телефон без обращения в полицию, потому что закон рассматривает это как посягательство на персональные данные. 

“Возможность “пробить” потерявшегося, сократила бы зону поиска до 500 метров. Мы бы приехали и забрали его. А сейчас люди могут погибнуть в лесу”, - считает Сергей.

Еще одна беда - недостаток информации. Опытные волонтеры знают, что заявители часто врут, чтобы не выносить сор из избы. Так, родители боятся рассказать о плохой успеваемости пропавшего ребенка или о конфликтах в семье. Часто, особенно в деревнях, неизвестно куда мог пойти человек, какие у него были “артефакты”. Так волонтеры называют вещи, например, корзинку или рюкзак.

Информация - ключ к успеху. Порой именно правильно проведенный опрос заявителя может вывести на след пропавшего. Важны даже, казалось бы, мелочи, вроде марки сигарет, которые курил человек.

Помощь тем, кто помогает

Главная ценность отряда - люди. Новые добровольцы нужны всегда и во всем. Необязательно даже выезжать на поиск. Можно помогать, публикуя посты в группе отряда или обзванивая больницы. Дело найдется для каждого. Попробуйте начать волонтерить, отправив заявку на сайте отряда.

Если нет свободного времени, то можно помочь денежно или вещами. Добровольцы ездят на своих машинах, тратят на топливо и оборудование собственные деньги. В постоянном дефиците батарейки и аккумуляторы, которые очень быстро заканчиваются. Принесите бумагу для ориентировок или репелленты для поиска в лесах, и волонтеры скажут "спасибо". Узнать, как еще помочь "Сове", можно здесь.

Фото и видео: поисково-спасательный отряд "Сова"

Подпишитесь на наш канал Яндекс.Дзен
Комментарии (0)
Для того чтобы оставить комментарий, вам необходимо авторизоваться.

вверх