02 Марта 24, 22:56
Новости, Интервью
08 Ноября 2021, 12:22

Путешествия на паруснике в Антарктиду: быт на яхте и завораживающая природа

Денис Давыдов – тверской яхтсмен, в прошлом матрос легендарной яхты "Апостол Андрей", ныне организатор и участник уникальных путешествий. На борту парусников уже пройдено более сотни тысяч морских миль. За кормой остались моря: Белое, Баренцево, Карское, Лаптевых, Восточно-Сибирское, Чукотское, Гренландское, Норвежское, Лабрадорское, Балтийское, а также  Атлантический океан, пролив Дрейка… Сейчас Денис ходит в путешествия в должности старпома на яхте с романтическим названием "Танцующая с ветром". Корреспонденту ТИА удалось застать моряка в те редкие несколько дней между походами, когда он бывает дома.

Ты помнишь, как все начиналось

Денис Давыдов родом из Казахстана, родился в семье военного офицера. Когда парню исполнилось 14 лет, то он переехал в Тверь, где жили бабушка с дедушкой и где намеревался поступать в машиностроительный колледж. По окончании учёбы стал работать в сфере промышленного альпинизма по типу "а кому фасады покрасить?". Так что ни казахские степи и пустыни, ни тверские лесные угодья никоем образом любви к морским путешествиям пробудить не могли, разве что дать ощущение простора и бескрайней широты. И вот ещё летом на первом курсе Денис пошёл подрабатывать во время каникул на турбазу в Эммауссе. Пришлось как-то очищать от побелки иллюминаторы на дебаркадере, плавучей барже, а тут ныряет по волнам маленькая детская учебная лодочка с парусом по типу "Оптимист". 

- Это был мой первый парусник в жизни. Я выскочил, руками давай махать, просился, чтоб прокатили. Но они, задрав нос, ушли, конечно. А на том берегу затона была детская парусная школа. Мой куратор был дядя Вова Киреев. Я даже не подозревал, что он ходил в кругосветки на яхте "Апостол Андрей" боцманом. Я ему и пожаловался, что, мол, не прокатили даже. А он тут же привёл меня к капитану, дали мне яхту, далее – десятиминутное обучение и инструктаж, из которого более-менее понятной была фраза: "Будешь швартоваться и долбанёшься в пирс, я тебе такое устрою!!!". Ну вот так я и попал впервые на яхту и начал обучаться парусному спорту, сдал на права, начал сам катать ребятишек.    

Там же, в Эммауссе, Денис познакомился с капитаном легендарного "Апостола" Николаем Литау: он часто в то время приезжал с женой в Тверь и со своей собакой, а Денис доставлял их на яхточке на реку Орша. Экипаж планировал третью кругосветку, Николай Андреевич пригласил на проводы экспедиции и трёх тверичан: Владимира Киреева, Александра Ершова и Дениса Давыдова. Тогда Денис впервые увидел настоящее большое парусное судно. А по окончании путешествия его пригласили в качестве матроса на "Апостол Андрей", чтобы перегнать яхту из Питера в Тверь на ремонт и зимовку. Так и началась 12-летняя служба на борту тверской яхты, с экипажем которого многократно ходили в Арктику, "в гости к белым медведям", покоряли Русский Север.

Потом Денис познакомился с капитаном яхты "Пётр Первый" Даниилом Гавриловым, который пригласил его перегнать судно из Норвегии в Финляндию, затем – с Азорских островов в Ушуайю (Огненная земля). С этого самого момента в жизни моряка появилась уже Антарктида.  

- Конечно, я согласился пойти в Антарктиду. На тот момент я был, считай, безработным, промышленный альпинизм надоел. Мы только с Николаем Литау вернулись из похода – на иностранной лодке прошли Северный морской путь, с Мурманска до Аляски. Я оттуда прилетел, бросил вещи, взял другие и через пару дней улетел на Азоры на девять месяцев – это как раз четыре похода в Антарктиду, а потом ещё яхту перегнать нужно было через весь Атлантический океан на север – в Гренландию – и обратно.

А потом Денис стал работать в компании "Paganel Studio", у которой есть собственные яхты, и возить группы туристов в Антарктиду - к ледяным горам, голубым китам, тюленям и пингвинам. А началась история также с размышлений о дальнейшем жизненном пути. 

- Вернулся из похода, задумался – чем заняться дальше? Мне нравилась такая жизнь на борту, хотя и тяжело – это вам не романтика и не девушки в бикини с бокалом в руке и в шезлонге на борту круизного лайнера. Круглосуточная вахта на лодке, когда всё время что-то делаешь, что-то чинишь, – это совсем другое. И в этот же вечер позвонил Андрей Андреев из "Паганеля", он покупал двухмачтовую 20-тиметрорвую яхту "Mon coeur" ("Моё сердце") и попросил вылететь в Португалию. Потом мы девять месяцев её переделывали, потому как она не приспособлена была для походов в море, а лишь для небольших прогулок и причала, доводили до ума, переоборудовали – печки, например, ставили. Ну так и начались наши походы в Антарктиду. 

Напрасно нас бури пугали

Туристический маршрут начинается обычно с Гренландии и белых медведей, а далее - перегон через Атлантический океан в Антарктику. По пути посещают и делают остановки в Бразилии, на Азорах, в Кабо-Верде, Уругвае и т.д. Поход обычно длится около трёх недель. А пока Денис повёл по морям и океану свою первую группу, компания приобрела вторую яхту "Wind dancer" ("Танцующая с ветром") – 30-ти тонную. С тех пор в Твери старпом бывал только проездом-наездом, на несколько дней, чтобы успеть, к примеру, посетить стоматолога и поставить пломбу. А с началом пандемии пришлось застрять на несколько месяцев в Бразилии, где находится хорошая ремонтная база для яхт (вторая - в Португалии).

Конечно, не каждый захотевший в морское путешествие турист может отправиться на яхте – нужны хорошее здоровье и психологический настрой – 21 день будешь в замкнутом пространстве. Поэтому с каждым проводится собеседование. Как говорит Денис, люди не до конца понимают, что их ждёт, недооценивают трудностей похода – от бытовых до элементарной качки. 

- Например, пролив Дрейка. Это реально очень сложный переход – это самое штормовое место на планете, там всегда ветра и огромные волны, это самый широкий и глубокий межконтинентальный пролив. У нас туристка была – говорила, как доберёмся до станции Беллинсгаузена, вызовете самолёт, улечу отсюда на… Четыре дня качки прошли, появились пингвины, льды, айсберги. Спрашиваем: "Самолёт заказывать?". Она в ответ: "Нет! Я потерплю!". Антарктида того стоит – это нереально красивая дикая нетронутая природа.  Там запрещены охота и рыбалка, звери и птицы чувствуют себя в безопасности, никого не боятся. Помню, как китёнок вынырнул из воды вверх и коснулся мордой вытянутой руки девушки на борту. Это потрясающие ощущения!   

На борту яхты обычно 12 человек, из них четверо – члены экипажа: капитан Владимир Шарлаев, старпом, кок и матрос. Про кока Денис говорит с особенной теплотой, потому как это не просто какая-то там перловая каша с тушёнкой, это шедевры кулинарного искусства на борту – салаты, жаркое, рыба, всевозможные супы, лазанья и т.п.: "это уже не просто яхтенный туризм, это ещё и гастротуризм". Тем более, что продуктов перед походом закупается очень много – не только крупы и консервы, но и свежее мясо, овощи и фрукты, соки, молоко... Всё помещают в холодильник и морозильные камеры, забивают провизией трюм. Нет ни одного свободного местечка: каждый сантиметр – под привязанной коробкой со снедью. Часть продуктов, кстати, привозят на антарктическую станцию "Вернадский", которая находится на отшибе и добраться до них нелегко. 

- Они очень рады и всегда нас ждут с нетерпением – мы им привозим свежие продукты – овощи, яйца, они очень просят лимонады им привезти. А мы счастливы помочь!

Так уж получается, что профессиональные и одни из лучших коков почему-то родом из Петрозаводска. Сейчас в экипаже ходит хозяин камбуза Василий, который готовит невероятно вкусно: "я дома даже никогда такого не ел", – говорит старпом. Кстати, Денис перенимает опыт и мастерство, поэтому во время технических переходов, когда яхта идёт без кока, кашеварить приходится уже старшему помощнику Давыдову. Благо на яхте есть плита с электрической и газовыми конфорками, а также духовка.

В обычные дни кружки и миски на яхте используют металлически-небьющиеся, но во время стоянок, по особым случаям, скажем, для празднования Нового года, из закромов достают красивую посуду и сервируют стол по правилам этикета, наряжают ёлочку, развешивают гирлянды, готовят, как и положено, оливье, сельдь под шубой (вернее, анчоусы), подают шампанское в бокалах…Правда, это для тех, кто может есть, добавляет Денис, морскую болезнь и качку никто не отменял. Что же касается алкоголя, то его запасы на борту тоже есть, для пассажиров, а для команды во время походов всё-таки действует сухой закон. А Новый год команда отмечает в Антарктиде несколько раз – по тем часовым поясам, откуда прибыли пассажиры. Ну, и ёлочку вешают вверх тормашками – Южный ведь полюс-то. 

Пополнить запасы провизии в Антарктиде, понятное дело, негде. А вот сувениры приобрести можно – на полярных станциях. Кстати, туда же приходят и круизные лайнеры со своими пассажирами. Но бывалые путешественники предпочитают яхты.

- Ну, представьте себе: когда приходит круизный лайнер, то на берег сначала высаживаются гиды, огораживают пространство сеткой, потом по 100 человека высаживают, они сделают несколько фото и затем – новая партия выходит. А на яхте пассажиров всего 8 человек – больше времени и свободы. Разница огромная, и по маршрутам: мы маленькие, можем зайти в такие места, куда лайнеру не пробраться. 

Правда, за непередаваемые ощущения заплатишь определённым комфортом: на яхте горячая вода по расписанию (установлен опреснитель морской воды), электричество и воду нужно экономить, никаких тебе шезлонгов и официантов, качка. Хотя в проливе Дрейка, где встречаются два океана, даже лайнеры качает. Ведь там волны по 13 метров. Денис говорит, что яхтам такая волна не очень-то страшна – судно, конечно, может лечь на бок и даже перевернуться, но за счёт киля снова встанет, максимум, мачту сломает, ну, с полок всё внутри попадает – благо, рулевой пристёгнут. А вот лайнер такая волна, если повернуться к ней боком, после прохождения угла невозврата может опрокинуть навзничь, и он уже не встанет. Кстати, пролив Дрейка яхты проходят под парусами, да и вообще – мотор используют не часто, пожалуй, только для прохода между льдин и в штиль. Под парусами идёшь быстрее и экономишь солярку.  

Денис признаётся, что на его яхте бытовые условия на самом деле гораздо комфортнее и цивильнее, чем на других: есть четыре туалета с душем, раковиной и зеркалом, установлены печки, холодильники, есть стиральная машинка, спутниковый телефон и даже телевизор – всё работает от двух генераторов. Вот открыл кран – потекла горячая вода. На других яхтах воду качаешь педалькой – морской моешь посуду, потом другой педалькой накачаешь пресную для ополаскивания.   

- Я живу в одной каюте с коком, она носовая и большая по сравнению с другими. Нас туристы иногда просят – а давайте поменяется местами. А мы нашу каюту называем "Альбатрос", потому что когда ты в неё поселяешься, то тебе помимо логбука для записи количества пройденных морских миль, выдают ещё и "лётную книжку", куда ты записываешь число часов, проведённых в воздухе. Потому что в носу яхты больше всего качает и подбрасывает. И вот в этой каюте процесс хождения в туалет – это что-то, просто чудеса эквилибристики. 

Так как в Антарктиде запрещено что-либо сливать в воду, выбрасывать, привозить с собой животных, семена и т.д., то мусор весь собирается в пакеты, которые затем помещают в две привязанные 220-литровые пластиковые бочки. За борт запрещено даже выбрасывать картофельные очистки. Затем по приходу в порт эти бочки, которые уже битком, опорожняют – подгоняют специальные контейнеры. На некоторых яхтах есть даже прессы для мусора.   

- Было так однажды – сломался опреснитель, нам пришлось наполнять эти бочки пресной водой из речек. Или с ледника воду берём. А что делать? Людям надо помыться, вот и крутишься.

Иностранные подобные яхты, кстати, гораздо суровее: там пассажиры несут вахту, сами себе готовят, сами моют и убирают за собой, воды для помыться или принять душ нет, печки для обогрева не включают, чтобы не было внутри конденсата, и разносолов никаких нет. 
Так как членов экипажа четверо, но кок занят на камбузе, вахта длится по 8 часов, если идут круглосуточно. Если судно стоит по ночам, то наступают якорные вахты, поскольку в Антарктиде постоянно атакуют льдины и айсберги – их нужно отталкивать от бортов. 

После походов, когда сходишь на берег, начинается процесс адаптации: во-первых, организм привык спать и бодрствовать по вахтенным часам, а во-вторых, матросская походка: несколько дней штормит, вокруг всё качается.   

Тот, кто не струсил и весел не бросил, тот землю свою найдет

В дальнейших планах Дениса Давыдова – подготовить яхту к очередному походу, сейчас как раз ремонтируют паруса (они прошли 40 000 морских миль), сходить ещё раз в Антарктиду, где-то в декабре (в Южном полушарии как раз начинается лето), и временно списаться на берег. 

На яхте же Денис познакомился с девушкой Ольгой во время первого похода. Общение и тяжёлые морские будни на яхте (отвалилось перо руля и 1.5 тысячи миль шли на подручных приспособлениях) сблизили и переросли в глубокие отношения. Сейчас новая семья строит дом. А потому Денис решил какое-то время остаться на суше. Ну, а как оно на самом деле сложится, никто не знает.

Под конец Денис рассказал в двух словах и про тверскую яхту "Апостол Андрей" - она сейчас принадлежит своему бессменному капитану Николаю Литау, и он продолжает ходить на ней в Арктику. 

Фото из архива Дениса Давыдова.

 

Галерея
Подпишись на наш Telegram-канал
Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter Мы на связи WhatsApp +79201501000
вверх