https://tvernews.ru/news/275942

80 епископов, 240 святых мучеников: Тверской епархии исполнилось 750 лет

TIA, 15 Сентября 2021, 18:53
, 17

15 сентября 2021 года в Верхневолжье празднуют 750-летие с момента образования Тверской епархии. Первым епископом Тверской епархии в 1271 году стал святитель Симеон, выходец из половских князей. Через несколько лет, в 1285 году в Твери начали строить Спасо-Преображенский собор.

За время существования епархии в ней сменились 80 епископов, на тверской земле жили более 240 святых мучеников и исповедников, которые вошли в собор тверских святых.

Празднование юбилейной даты в Твери состоялось в здании академического театра драмы. Здесь собрались священнослужители: митрополит Тверской и Кашинский Амвросий, епископы епархий, входящих в состав митрополии, митрополит Виктор, возглавлявший епархию с 1988 года, когда она была ещё Калининской и Кашинской, и до 2018 года. Гостями праздника стали губернатор Игорь Руденя, председатель Законодательного Собрания региона Сергей Голубев, главы районов, округов и муниципалитетов. Почётные места в зале заняли ветераны Великой Отечественной войны и бывший глава администрации Тверской области Владимир Суслов.

- 750 лет назад при великом князе Ярославе Ярославиче была образована Тверская епархия – одна из пяти старейших кафедр Русской Православной Церкви. Это знаменательное для Верхневолжья и всей России событие мы отмечаем с глубоким почитанием нашей многовековой истории и выдающихся подвижников Православия. Мы гордимся тем, что здесь, на берегах великой русской реки Волги, в сердце нашей Родины – России, росла и крепла наша вера, - обратился к собравшимся Игорь Руденя. 

В своей речи губернатор Тверской области сказал, что образование Тверской епархии оказало огромное влияние на развитие Тверского княжества и способствовало объединению северо-восточной Руси.

Тверская епархия подарила христианскому миру множество памятников культуры, письменности и иконописи. Многие вехи становления христианства на Руси связаны именно с тверскими землями. В частности здесь родился и закончил свой земной жизненный путь  первый патриарх Московский и Всея Руси Иов. Памятник ему стоит на территории Свято-Успенского Старицкого монастыря.

В Тверской области располагаются множество древних монастырей, которые до сих пор остаются одними из самых почитаемых в православном мире. В год 750-летия Тверской епархии на самом высоком государственном уровне зашёл разговор о возрождении Отроч Успенского монастыря. Он войдёт в историко-культурный кластер вместе с восстановленным Речным вокзалом. 

Спасо-Преображенский собор в Твери стал первым каменным храмом в северо-восточной Руси после монголо-татарского нашествия. Его заложили князь Михаил Ярославович, его мать княгиня Ксения Юрьевна и епископ Тверской Симеон. После разрушения в 30-х годах 20 века собор восстановили в 2019 году.

Митрополит Тверской и Кашинский Амвросий поблагодарил губернатора за то, что духовное развитие в Тверской области находится в приоритете.

- В 20-столетии Тверская епархия являлась одной из крупнейших епархий Русской Православной Церкви. И в годы гонений принесла свой новый духовный плод. За последние годы прославлено ещё более 120 святых новомученников и исповедников святой земли. Мы вспоминаем сегодня имена многих и многих святых отдавших свои силы, здоровье, а зачастую и жизнь ради торжества истины в этом мире. И в этом смысле мы с вами подобны людям стоящим на плечах гигантов, духовных гигантов. И за нами стоит громада истории церковной жизни на тверской земле. В наших силах  постараться хотя бы отчасти воссоздать всё, что ими создано, и продолжить их дело не только в плане строительства, но и, прежде всего, в умножении веры, которая руководила их поступками, - сказал митрополит.

В числе собравшихся на празднование, как уже говорилось, был бывший глава администрации региона Владимир Суслов. Губернатор Тверской области обратился к нему отдельно и поблагодарил за то, что он лично принял участие в знаковом и важном событии. Он был инициатором обретения мощей преподобного Нила Столобенского. Это происходило в годы, когда мало кто из руководителей регионов решался открыто выступать в поддержку церкви. Владимир Суслов лично принял участие и в крестном ходе во время обретения мощей.

После приветственных и благодарственных речей в зале Тверского театра драмы начался праздничный концерт. В нём приняли участие мужской Московский Синодальный хор, сводный хор Тверской академической филармонии, хоровые, фольклорные и танцевальные коллективы Твери.

Мероприятия, посвящённые 750-летию Тверской епархии, продолжатся. В школах Тверской области проведут тематические уроки, на которых расскажут основные вехи истории православия в Верхневолжье. В октябре откроется фотовыставка "Храмовая архитектура Калининской области". Ценителям представят новые издания, посвящённые истории Тверской епархии. Ожидается открытие виртуальной выставки коллекции полнотекстовых электронных изданий "Православная Тверская земля".

 

Подпишитесь на наш канал Яндекс.Дзен

Комментарии (17)


  • 19:15 15 Сентября 2021
    16 5
    Собрать бы всю эту ораву тунеядцев и мошенников, и купно утопить в очистных сооружениях...

    • 20:07 15 Сентября 2021
      5 1
      ЯД поражает всех, а вид яда в нашей стране известен уже давно.

    • 21:10 15 Сентября 2021
      4 0
      рядовой состав как правило приличные люди, а вот кто выше...

      • 21:45 15 Сентября 2021
        5 0
        Кто выше - берутся из того же рядового состава. Так что АСП был прав:
        "
        Мы честных граждан позабавим,
        И у позорного столпа
        Кишкой последнего попа
        Последнего царя удавим
        "


  • 20:00 15 Сентября 2021
    4 0
    Я пришел к Рождеству с пустым карманом.
    Издатель тянет с моим романом.
    Календарь Москвы заражен Кораном.
    Не могу я встать и поехать в гости
    ни к приятелю, у которого плачут детки,
    ни в семейный дом, ни к знакомой девке.
    Всюду необходимы деньги.
    Я сижу на стуле, трясусь от злости.

    Ах, проклятое ремесло поэта.
    Телефон молчит, впереди диета.
    Можно в месткоме занять, но это
    — все равно, что занять у бабы.
    Потерять независимость много хуже,
    чем потерять невинность. Вчуже,
    полагаю, приятно мечтать о муже,
    приятно произносить "пора бы".

    Зная мой статус, моя невеста
    пятый год за меня ни с места;
    и где она нынче, мне неизвестно:
    правды сам черт из нее не выбьет.
    Она говорит: "Не горюй напрасно.
    Главное — чувства! Единогласно?"
    И это с ее стороны прекрасно.
    Но сама она, видимо, там, где выпьет.

    Я вообще отношусь с недоверьем к ближним.
    Оскорбляю кухню желудком лишним.
    В довершенье всего, досаждаю личным
    взглядом на роль человека в жизни.
    Они считают меня бандитом,
    издеваются над моим аппетитом.
    Я не пользуюсь у них кредитом.
    "Наливайте ему пожиже!"

    Я вижу в стекле себя холостого.
    Я факта в толк не возьму простого,
    как дожил до Рождества Христова
    Тысяча Девятьсот Шестьдесят Седьмого.
    Двадцать шесть лет непрерывной тряски,
    рытья по карманам, судейской таски,
    ученья строить Закону глазки,
    изображать немого.

    Жизнь вокруг идет как по маслу.
    (Подразумеваю, конечно, массу.)
    Маркс оправдывается. Но, по Марксу,
    давно пора бы меня зарезать.
    Я не знаю, в чью пользу сальдо.
    Мое существование парадоксально.
    Я делаю из эпохи сальто.
    Извините меня за резвость!

    То есть все основания быть спокойным.
    Никто уже не кричит: "По коням!"
    Дворяне выведены под корень.
    Ни тебе Пугача, ни Стеньки.
    Зимний взят, если верить байке.
    Джугашвили хранится в консервной банке.
    Молчит орудие на полубаке.
    В голове моей — только деньги.

    Деньги прячутся в сейфах, в банках,
    в чулках, в полу, в потолочных балках,
    в несгораемых кассах, в почтовых бланках.
    Наводняют собой Природу!
    Шумят пачки новеньких ассигнаций,
    словно вершины берез, акаций.
    Я весь во власти галлюцинаций.
    Дайте мне кислороду!

    Ночь. Шуршание снегопада.
    Мостовую тихо скребет лопата.
    В окне напротив горит лампада.
    Я торчу на стальной пружине.
    Вижу только лампаду. Зато икону
    я не вижу. Я подхожу к балкону.
    Снег на крышу кладет попону,
    и дома стоят, как чужие.

    Равенство, брат, исключает братство.
    В этом следует разобраться.
    Рабство всегда порождает рабство.
    Даже с помощью революций.
    Капиталист развел коммунистов.
    Коммунисты превратились в министров.
    Последние плодят морфинистов.
    Почитайте, что пишет Луций.

    К нам не плывет золотая рыбка.
    Маркс в производстве не вяжет лыка.
    Труд не является товаром рынка.
    Так говорить — оскорблять рабочих.
    Труд — это цель бытия и форма.
    Деньги — как бы его платформа.
    Нечто помимо путей прокорма.
    Размотаем клубочек.

    Вещи больше, чем их оценки.
    Сейчас экономика просто в центре.
    Объединяет нас вместо церкви,
    объясняет наши поступки.
    В общем, каждая единица
    по своему существу — девица.
    Она желает объединиться.
    Брюки просятся к юбке.

    Шарик обычно стремится в лузу.
    (Я, вероятно, терзаю Музу.)
    Не Конкуренции, но Союзу
    принадлежит прекрасное завтра.
    (Я отнюдь не стремлюсь в пророки.
    Очень возможно, что эти строки
    сократят ожиданья сроки:
    "Год засчитывать за два".)

    Пробил час и пора настала
    для брачных уз Труда — Капитала.
    Блеск презираемого металла
    (дальше — изображенье в лицах)
    приятней, чем пустота в карманах,
    проще, чем чехарда тиранов,
    лучше цивилизации наркоманов,
    общества, выросшего на шприцах.

    Грех первородства — не суть сиротства.
    Многим, бесспорно, любезней скотство.
    Проще различье найти, чем сходство:
    "У Труда с Капиталом контактов нету".
    Тьфу-тьфу, мы выросли не в Исламе,
    хватит трепаться о пополаме.
    Есть влечение между полами.
    Полюса создают планету.

    Как холостяк я грущу о браке.
    Не жду, разумеется, чуда в раке.
    В семье есть ямы и буераки.
    Но супруги — единственный вид владельцев
    того, что они создают в усладе.
    Им не требуется "Не укради".
    Иначе все пойдем Христа ради.
    Поберегите своих младенцев!

    Мне, как поэту, все это чуждо.
    Больше: я знаю, что "коемуждо..."
    Пишу и вздрагиваю: вот чушь-то,
    неужто я против законной власти?
    Время спасет, коль они неправы.
    Мне хватает скандальной славы.
    Но плохая политика портит нравы.
    Это уж — по нашей части!

    Деньги похожи на добродетель.
    Не падая сверху — Аллах свидетель,—
    деньги чаще летят на ветер
    не хуже честного слова.
    Ими не следует одолжаться.
    С нами в гроб они не ложатся.
    Им предписано умножаться,
    словно басням Крылова1.

    Задние мысли сильней передних.
    Любая душа переплюнет ледник.
    Конечно, обществу проповедник
    нужней, чем слесарь, науки.
    Но, пока нигде не слыхать пророка,
    предлагаю — дабы еще до срока
    не угодить в объятья порока:
    займите чем-нибудь руки.

    Я не занят, в общем, чужим блаженством.
    Это выглядит красивым жестом.
    Я занят внутренним совершенством:
    полночь — полбанки — лира.
    Для меня деревья дороже леса.
    У меня нет общего интереса.
    Но скорость внутреннего прогресса
    больше, чем скорость мира.

    Это — основа любой известной
    изоляции. Дружба с бездной
    представляет сугубо местный
    интерес в наши дни. К тому же
    это свойство несовместимо
    с братством, равенством, и, вестимо,
    благородством невозместимо,
    недопустимо в муже.

    Так, тоскуя о превосходстве,
    как Топтыгин на воеводстве,
    я пою вам о производстве.
    Буде указанный выше способ
    всеми правильно будет понят,
    общество лучших сынов нагонит,
    факел разума не уронит,
    осчастливит любую особь.

    Иначе — верх возьмут телепаты,
    буддисты, спириты, препараты,
    фрейдисты, неврологи, психопаты.
    Кайф, состояние эйфории,
    диктовать нам будет свои законы.
    Наркоманы прицепят себе погоны.
    Шприц повесят вместо иконы
    Спасителя и Святой Марии.

    Душу затянут большой вуалью.
    Объединят нас сплошной спиралью.
    Воткнут в розетку с этил-моралью.
    Речь освободят от глагола.
    Благодаря хорошему зелью,
    закружимся в облаках каруселью.
    Будем спускаться на землю
    исключительно для укола.

    Я уже вижу наш мир, который
    покрыт паутиной лабораторий.
    А паутиною траекторий
    покрыт потолок. Как быстро!
    Это неприятно для глаза.
    Человечество увеличивается в три раза.
    В опасности белая раса.
    Неизбежно смертоубийство.

    Либо нас перережут цветные.
    Либо мы их сошлем в иные
    миры. Вернемся в свои пивные.
    Но то и другое — не христианство.
    Православные! Это не дело!
    Что вы смотрите обалдело?!
    Мы бы предали Божье Тело,
    расчищая себе пространство.

    Я не воспитывался на софистах.
    Есть что-то дамское в пацифистах.
    Но чистых отделять от нечистых —
    не наше право, поверьте.
    Я не указываю на скрижали.
    Цветные нас, бесспорно, прижали.
    Но не мы их на свет рожали,
    не нам предавать их смерти.

    Важно многим создать удобства.
    (Это можно найти у Гоббса.)
    Я сижу на стуле, считаю до ста.
    Чистка — грязная процедура.
    Не принято плясать на могиле.
    Создать изобилие в тесном мире
    это по-христиански. Или:
    в этом и состоит Культура.

    Нынче поклонники оборота
    "Религия — опиум для народа"
    поняли, что им дана свобода,
    дожили до золотого века.
    Но в таком реестре (издержки слога)
    свобода не выбрать — весьма убога.
    Обычно тот, кто плюет на Бога,
    плюет сначала на человека.

    "Бога нет. А земля в ухабах".
    "Да, не видать. Отключусь на бабах".
    Творец, творящий в таких масштабах,
    делает слишком большие рейды
    между объектами. Так что то, что
    там Его царствие,— это точно.
    Оно от мира сего заочно.
    Сядьте на свои табуреты.

    Ночь. Переулок. Мороз блокады.
    Вдоль тротуаров лежат карпаты.
    Планеты раскачиваются, как лампады,
    которые Бог возжег в небосводе
    в благоговенье своем великом
    перед непознанным нами ликом
    (поэзия делает смотр уликам),
    как в огромном кивоте.

    В Новогоднюю ночь я сижу на стуле.
    Ярким блеском горят кастрюли.
    Я прикладываюсь к микстуре.
    Нерв разошелся, как черт в сосуде.
    Ощущаю легкий пожар в затылке.
    Вспоминаю выпитые бутылки,
    вологодскую стражу, Кресты, Бутырки.
    Не хочу возражать по сути.

    Я сижу на стуле в большой квартире.
    Ниагара клокочет в пустом сортире.
    Я себя ощущаю мишенью в тире,
    вздрагиваю при малейшем стуке.
    Я закрыл парадное на засов, но
    ночь в меня целит рогами Овна,
    словно Амур из лука, словно
    Сталин в XVII съезд из "тулки".

    Я включаю газ, согреваю кости.
    Я сижу на стуле, трясусь от злости.
    Не желаю искать жемчуга в компосте!
    Я беру на себя эту смелость!
    Пусть изучает навоз кто хочет!
    Патриот, господа, не крыловский кочет.
    Пусть КГБ на меня не дрочит.
    Не бренчи ты в подкладке, мелочь!

    Я дышу серебром и харкаю медью!
    Меня ловят багром и дырявой сетью.
    Я дразню гусей и иду к бессмертью,
    дайте мне хворостину!
    Я беснуюсь, как мышь в темноте сусека!
    Выносите святых и портрет Генсека!
    Раздается в лесу топор дровосека.
    Поваляюсь в сугробе, авось остыну.

    Ничего не остыну! Вообще забудьте!
    Я помышляю почти о бунте!
    Не присягал я косому Будде,
    за червонец помчусь за зайцем!
    Пусть закроется — где стамеска!—
    яснополянская хлеборезка!
    Непротивленье, панове, мерзко.
    Это мне — как серпом по яйцам!

    Как Аристотель на дне колодца,
    откуда не ведаю что берется.
    Зло существует, чтоб с ним бороться,
    а не взвешивать на коромысле.
    Всех скорбящих по индивиду,
    всех подверженных конъюнктивиту,
    всех к той матери по алфавиту:
    демократия в полном смысле!

    Я люблю родные поля, лощины,
    реки, озера, холмов морщины.
    Все хорошо. Но дерьмо мужчины:
    в теле, а духом слабы.
    Это я верный закон накнокал.
    Все утирается ясный сокол.
    Господа, разбейте хоть пару стекол!
    Как только терпят бабы?

    Грустная ночь у меня сегодня.
    Смотрит с обоев былая сотня.
    Можно поехать в бордель, и сводня —
    нумизматка — будет согласна.
    Лень отклеивать, суетиться.
    Остается тихо сидеть, поститься
    да напротив в окно креститься,
    пока оно не погасло.

    "Зелень лета, эх, зелень лета!
    Что мне шепчет куст бересклета?
    Хорошо пройтись без жилета!
    Зелень лета вернется.
    Ходит девочка, эх, в платочке.
    Ходит по полю, рвет цветочки.
    Взять бы в дочки, эх, взять бы в дочки.
    В небе ласточка вьется".

    • 20:21 15 Сентября 2021
      14 0
      Вы всерьёз рассчитывали, что это кто-то прочтёт?

    • 20:50 15 Сентября 2021
      3 0
      tl;dr

  • 20:21 15 Сентября 2021
    8 0
    "В октябре откроется фотовыставка "Храмовая архитектура Калининской области". " -- это из какого века вообще?

    • 21:09 15 Сентября 2021
      5 0
      из будущего

      • 21:30 15 Сентября 2021
        3 0
        Да не дай бог!

  • 20:46 15 Сентября 2021
    10 0
    Заголовок должен читаться так: "Наши достижения".

  • 22:28 15 Сентября 2021
    9 0
    Получается у нас не Тверская область, а какая-то Тверская церковно-приходская губерния

  • 22:57 15 Сентября 2021
    2 6
    Тот факт, что к юбилею епархии так и не открыт главный храм Твери, а к восстановлению колокольни даже и не приступали - это ложка дёгтя в бочке мёда.

    • 07:55 16 Сентября 2021
      8 0
      Вот как надо:

      • 09:44 16 Сентября 2021
        3 1
        Водкин еще не настолько анально воцерковлен, чтобы воспринять такое...

  • 14:23 16 Сентября 2021
    3 0
    Это оскорбление моих атеистических чувств!

  • 22:53 16 Сентября 2021
    1 0
    Они числом мучеников гордятся чтоли? Да у нас в области вообще 1,25 млн мучеников.

вверх