18 Июня 24, 14:33
Новости, Общество
16 Декабря 2019, 07:00

Знамя над Калинином: героическое Затверечье и цена Победы

На заглавном фото - советский солдат рассматривает табличку на немецком с названием нашего города. Мы не знаем его имени, но знаем точно - он освободитель, потому что сохранились мгновения хроники, где воин сбивает прикладом указатель.

Нет ничего пронзительнее и правдивее военных фотографий, хроник и воспоминаний или свидетельств непосредственных участников событий военного лихолетья. Они дают нам понимание того, что за архивными документами - наградными листами, картами, приказами, рапортами, списками безвозвратных потерь - стояли живые люди. Кто же они - защитники родного города? 

Как проходила оборона Калинина и откуда взялось Красное знамя над разрушенным городом? Чем отличилось героическое Затверечье? И какова цена Победы? Об этом наш материал, посвящённый святой дате - 16 декабря 1941 года. 

Калинин в огне

Василий Сергеевич Флёров, пулемётчик 185-й стрелковой дивизии, сражавшейся на подступах к Калинину и оборонявшей северо-восток города вместе с 256-й с.д., в мемуарах описывает, как после пополнения в октябре 41-го их перебросили на Калининский фронт, куда добирались в эшелоне, на лошадях, пешком.

"Проснулся от страшного удара: впечатление было такое, что кто-то гигантской палкой рубанул по вагонам, едва не сбросив их с рельсов. Все скрипело, трещало, удар следовал за ударом. И тут я понял, что это рвутся рядом с железнодорожным полотном авиабомбы... Мы вповалку лежали на полу. Бомбежки в движущемся эшелоне — одно из самых неприятных положений: деться некуда, какая-то оголенность, беззащитность, беспомощность... Но на этот раз пронесло, ни одна бомба не попала в наш эшелон. Немецкая авиация бомбила весь участок железной дороги от станции Крестцы — Валдай, Вышний Волочек, особенно Бологое, Спирово, Лихославль.

Нас спасла плохая погода, ограничивавшая действия самолетов противника. А вокруг, куда ни посмотри, — воронки большие и малые, иногда совсем рядом с железнодорожным полотном.

Выгружались в Спирове. Станционные пути были забиты застывшими паровозами, лица железнодорожников, других гражданских выражали крайнее беспокойство. Проходя какую-то деревню, поздно вечером мы увидели далекое зарево огромного пожарища, то разгоравшееся ярче, то исчезающее. Это горел Калинин. А ведь от Калинина до Москвы — рукой подать...".

Разрушенное здание школы (1941).

185-ю дивизию перебросили на Калининский фронт в октябре 1941 года. И в большинстве источников указано, что её формирования сражались в районе села Медное, Завидово и ряда населённых пунктов Калининской области. Однако бойцы 185-й также освобождали Калинин от немцев.    

- Я случайно узнал, что 185-я воевала в Затверечье, после того как в селе Жёрновка в 2012 году на кладбище обнаружили воинское захоронение. Там были похоронены 10 солдат из 185-й дивизии. Кресты кое-где остались, холмики, но памятников со звёздами не сохранилось. Имена 10 воинов этой дивизии были увековечены на обелиске 9 мая 2013 года, - рассказывает Владимир Пяткин, ветеран МВД, ученый секретарь Тверского регионального научного военно-исторического центра, краевед.

Город на военном положении

В планах немецкого командования городу Калинину отводилось важное значение как крупному промышленному и транспортному узлу, который планировалось использовать для дальнейшего наступления на Москву, а дальше на Ленинград и северо-восток СССР.

Вечером 14 октября 1941 года город был частично занят войсками группы армий "Центр". Однако северная часть Калинина и Затверечье оставались под контролем Красной армии. Бои в городе не прекращались. По официальной версии, 17 октября город полностью перешёл под контроль немцев, и началась оккупация, во время которой была сформирована администрация, активно действовали нацистские спецслужбы и карательные органы. Но некоторые историки считают, что положение нашего города называть "оккупацией" не совсем верно.

- Оккупация - это когда весь город захвачен. Например, Сталинград. По официальной версии Калинин был оккупирован, но северная и северо-восточная части держались и били немцев. Что признает и сам представитель военного совета 30-й армии. Сотни метров города держались! Бои шли как раз в Затверечье: Исаевская слобода, район ул. Маяковского, Силикатный завод и деревня Старая Константиновка - все это территория Заволжского района, судя по карте 1938 года, - говорит Владимир Пяткин.

17 октября 1941 года был образован Калининский фронт, первоначально в составе 22-й, 29-й, 30-й, а через несколько дней – 31-й армий. Командующим фронтом был назначен генерал-полковник И.С.Конев.

На протяжении всего периода оккупации в Калинине и в его окрестностях шли бои, сам город находился на военном положении. Вот как описывает маленький эпизод штурма городских окраин уже известный нам пулемётчик Василий Флёров:

"Кругом беспорядочная стрельба: винтовочная — наша, треск автоматов — немцев. Позади частокол разрывов минометных мин, а впереди хлопки ручных гранат и разрывы снарядов. Я лег у пулемета, а братва ринулась осматривать немецкий блиндаж, обследовать соседние доты. Пожар в доме через улицу разгорался, я оттащил пулемет в тень. Меня все время грызла мысль о возможной контратаке. Впереди нарастала стрельба, сквозь грохот пробивались крики, по дворам и огородам к нам, размахивая винтовками, бежали солдаты. Обзора справа фактически не было, все закрывали домишки, сараи, сарайчики и прочие хозяйственные постройки. И тут я увидел нечто, заставившее меня вскочить: дом, обычный маленький деревянный дом городской окраины как бы лопнул изнутри, и из облака не то дыма, не то пыли просунулась лобовая часть немецкого танка. Немцы бросили в контратаку танки, против которых мы были беспомощны…". Расстреляв все боеприпасы, оглохшие пулемётчики не бросили оружие и смогли уйти через поле, не потеряв ни одного бойца. 

Героическое Затверечье

Ожесточённые бои в Затверечье развернулись с середины октября. Немцам важно было занять направление на Бежецк. 2 ноября 1941 года в газете "Известия" выходит небольшая заметка военного спецкора Е.Кригера из действующей армии "В Затверечье, под Калинином". В эти дни как раз идут бои за освобождение оккупированного города, немцы шквальным миномётным и артиллерийским огнём пытаются удержать свои позиции, наши бойцы отвечают им мужеством, стойкостью и героизмом, сражаясь за каждую пядь родной земли. Как пишет Кригер "каждый дом – рубеж, каждая улица – участок фронта".

Все дороги - в воронках от снарядов, все стены домов изрыты следами от пуль, небо ночами озаряют всполохи взрывов и пожаров, беспрерывно вспарывают морозный воздух пулемётные очереди. В этих нескончаемых круглосуточных сражениях гибнут не только солдаты и офицеры, но и мирное население – жители, отказавшиеся эвакуироваться.

Журналист на передовой вместе с командирами одного из полков 256 стрелковой дивизии, которая дислоцировалась как раз на Исаевском ручье (Исаевская слобода). Он описывает несколько часов жизни – затишья перед боем – в командном пункте, расположившемся в одном из домов Затверечья. Там события идут чередом: офицеры склонились над картой перед атакой, кто-то отсыпается, имея в запасе лишь час перед сражением, а кто-то хочет умереть коммунистом и просит принять его в ряды партии. 

Между делом в заметке появляются образы отважных бойцов - сапёра Кандаурова, подорвавшего несколько немецких танков, или санитара Перелюбского, который бросился перевязывать раненого бойца на поле боя и погиб от прицельного бешеного огня (немцы всадили в живую мишень 38 пуль). А начштаба капитан Никольский, вспоминающий расстрелянную жительницу города с двумя детьми, пытавшуюся добраться к нашим, оказывается, хорошо помнит мирную жизнь в этих местах, где он работал геологом, изучал Волгу и Тьму, бродил со школьниками-экскурсантами по окрестностям, а теперь руководит штурмом города.

Заканчивается газетная заметка лаконично: через 30 минут атака, командиры уходят в батальоны, начинается бой за второй квартал Затверечья. "Прошу прощения, я должен идти", - пишет военкор Евгений Генрихович Кригер.

Знамя над Калининым

Ах, как нужна была эта победа, как нужно было и в стратегическом плане, и для укрепления веры народа в силу советской армии освободить Калинин от фашистской нечисти. Главное, немцы не дошли до Москвы, сердца нашей Родины. Поэтому гордо реющее Красное Знамя над городом стало символом не только победы над врагом в нашем городе, но и Великой Победы всей страны в самой ужасной войне в истории человечества, Победы, до которой предстояло ещё идти 3.5 года. 

Зима 1941/1942 гг. (фото из собрания Тверского объединенного музея).

Военком 243-й стрелковой дивизии Гильченок Евель Шоломович был представлен к ордену Красного знамени. В наградном листе скупая характеристика: "смел и решителен, пользуется авторитетом…, личным примером воодушевлял бойцов". Комиссар принимал участие в боях за Калинин с 5 по 9 декабря 1941 года, под его руководством "несмотря на упорную оборону противника, частями дивизии было отбито ряд улиц и кварталов в городе, послуживших плацдармом для последующего захвата города Калинина. В результате 15 декабря 1941 года (прим. ред. 16 декабря) город Калинин был освобождён от немецких захватчиков, при этом было уничтожено свыше 1000 человек солдат и офицеров, захвачено 1000 автомашин, свыше 2-х миллионов боепатрон, 11 тысяч снарядов, 4 самолёта и другие трофеи. Руками тов. Гильченок на вокзале г. Калинина было водружено Красное знамя". Про знамя Победы, правда, над зданием речного вокзала, было напечатано и в боевом листке – ежедневной красноармейской газете Калининского фронта "Вперёд на врага" от 17 декабря 1941 года*.

Цена Победы

Общая продолжительность оккупации Калинина составила 62 дня. По одним из официальных данных, в ходе освободительных боёв Красная армия потеряла 20 000 человек и погибло около 2500 гражданских калининцев. Однако на самом деле невозможно подсчитать даже приблизительно наши потери. И до сих пор нет официального заключения госкомиссии о так называемых "безвозвратных потерях".

Переправа через Волгу (1941 год).

Воинских общих и одиночных захоронений было на территории города очень много – считай, после каждого боя была своя братская могила, а в документах далеко не всегда было указано точное расположение, были и неучтённые захоронения, судьба которых неизвестна до сих пор. К примеру, по сведениям военного коменданта Калинина, на кладбище Орлова поля (так называли территорию, расположенную по правую руку от храма Александра Невского, где сейчас сохранился Орловский переулок) были похоронены 13 бойцов. Потом их перезахоронили, но куда – неизвестно.

В документах часто были неполные сведения, журналы безвозвратных потерь начали заполнять от руки только в январе 1942 года: невозможно командиру было вспомнить десятки бойцов, погибших или пропавших без вести. Заниматься захоронениями во время войны было некогда, да и особо некому. А после войны долгие годы, практически до появления поискового движения, власть весьма прохладно относилась к попыткам поднятия и захоронения останков.

- Мы приехали в Калинин в 1958-м, поселились в Затверечье на улице Герцена. Земля вся была усеяна железом - пули, осколки, штыки, снаряды - и костями. Мы, мальчишки, играли на Царь-горе, в районе будущей насыпи Восточного моста. А вокруг было много человеческих останков – черепа валялись прямо под ногами. Взрослые говорили, что это немцы. Помню, под вётлами мальчишки нашли останки нашего командира, у него и орден был. Взрослые милицию вызвали, они приехали и всё увезли. Но опять-таки нет нигде ни одного упоминания – кто там был похоронен, чьи останки нашли, куда увезли. Безымянный герой! А при прокладке газопровода в 60-х годах на ул. Герцена наткнулись на неучтённое наше захоронение, там останки 8-10 человек были, и даже один именной медальон нашли. Местные жители, сами участники войны, всё собрали, сколотили гроб, вызвали милицию и представителей власти. Но никто не торопился забирать останки – наверное, даже не знали, что с ними делать. Вот такое было тогда отношение, - вспоминает Владимир Петрович Пяткин.

Ну, а с останками немецких солдат вообще не церемонились. В начале 1942 года, сразу после освобождения, город стали восстанавливать, и был получен приказ – очистить территории от захоронений. Первым делом, снесли немецкие кладбища в центре Калинина, на площадях Революции и Ленина: кресты разломали на дрова, могилы выкопали, останки свезли на санях и, по одной из версий, побросали в ров на Сахаровском шоссе, куда скидывал отходы местный мясокомбинат.

Немецкое кладбище на площади Революции (дек. 1941).

В районе Змеёво были санитарные захоронения советских раненых, умерших в госпиталях. В городе Калинине в годы войны насчитывалось около трёх десятков госпиталей, которые располагались, например, в зданиях школ. Что стало с этими братскими могилами – тоже неизвестно.

Спустя годы уже маршал Иван Степанович Конев, ужаснувшись масштабами потерь, отношением власти к фронтовикам (их лишили льгот и выплат за награды, семьям без вести пропавших не платили пенсии, в 1947 году празднование Дня Победы было отменено) и инвалидам (от которых в одночасье "зачистили" Москву, Ленинград и другие крупные города**), говорил с горечью и негодованием о победе не как о ликовании, а как о горе и страданиях миллионов людей:

"Что такое победа? — говорил Конев. — Наша, сталинская победа? Прежде всего, это всенародная беда. День скорби советского народа по великому множеству погибших. Это реки слез и море крови. Миллионы искалеченных. Миллионы осиротевших детей и беспомощных стариков. Это миллионы исковерканных судеб, несостоявшихся семей, неродившихся детей. Миллионы замученных в фашистских, а затем и в советских лагерях патриотов Отечества".

На территории Твери сегодня есть 9 официальных мемориалов на братских захоронениях наших бойцов, в которых покоятся останки почти 10 тысяч известных и безымянных воинов***. А сколько их ещё лежит в земле?!

Забывать о том, какой ценой нам досталась Победа, мы, потомки, не имеем права даже спустя столетия.

* Материалы предоставлены Тверским городским общественным движением (ТГОД) "Народный Парк". Скорее всего, в наградном листе была допущена ошибка. Флаг Гильченок водрузил над зданием Речного вокзала.

** Воинов-инвалидов с Ленинграда и северо-западных районов СССР свозили на Валаам. Художник Геннадий Добров создал цикл "Автографы войны" - это 36 пронзительно-правдивых и натуралистичных графических портретов инвалидов Великой Отечественной. Каждый рисунок – трагическая история жизни, полной героизма, страданий и несправедливости.  

***По данным областного военкомата от 2016 года в списках числится 9621 человек, известны имена 8626 воинов. По захоронению в Бобачёвской роще работа ещё не закончена. 

В материале использованы фотографии: архива с сайта Минобороны РФ, сайта библиотеки Горького.

Подпишись на наш Telegram-канал
Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter Мы на связи WhatsApp +79201501000
вверх