Тюрьма – дело окаянное

TIA, 11 Сентября 2017, 09:26
, 5
<strong>Автор: TIA</strong><p></p>

Александр Усачёв вот уже почти 10 лет трудится психологом в тверских колониях и СИЗО. За эти годы ему удалось поработать с различными категориями нарушителей закона: мужчинами, женщинами, подростками, впервые попавшими за решётку и рецидивистами, пока ещё задержанными по подозрению, а также в постоянном психологическом контроле и помощи нуждаются сами сотрудники УФСИН.  Закончив гуманитарный факультет ТГТУ, Александр стал первым выпускником, который пошёл работать в уголовно-исполнительную систему, а именно – в ИК №1.

Первый раз за решёткой

Российская система изоляции от общества преступников уникальна. В других странах люди сидят в тюрьмах, в четырёх стенах. А в России – отрядная система, где заключённые могут учиться, работать, принимать участие в самодеятельности, выходить на прогулки, заниматься спортом, обратиться за помощью к врачу.  Однако проблем в психологическом плане предостаточно.

Два, пожалуй, основных направления в работе психолога в колониях: с одной стороны, профессиональная помощь в решении личностных и поведенческих проблем спецконтингента, с другой стороны, помощь сотрудникам в противостоянии криминогенной среде, чтобы не поддаться негативным воздействиям факторов, «отравляющих экологию человека» (профессиональное выгорание).

Жизнь в колонии для осуждённого начинается в тот момент, когда он выходит из автозака. Люди, впервые попавшие в колонию, испытывают сильнейший стресс, впадают в депрессию, начинают заниматься самокопанием. Жизнь по режиму, безусловно, меняет мироощущение. Но зачастую осуждённые просто не знают правил тюремного социума, теряют ориентиры и не понимают, как себя вести. Отсюда – навязчивые идеи, поступки, в которых человек даже не отдаёт себе отчёта.

- Чаще всего ко мне обращаются осуждённые с вопросами, как им себя позиционировать в этих условиях, как разговаривать, как реагировать, как остаться порядочным человеком и т.п. Слабый человек может просто сломаться, с ним происходят такие метаморфозы, которые в будущем, уже после освобождения, приведут к печальным последствиям. Нам приходится даже давать советы, как общаться с родственниками, что делать и как вести себя, чтобы человек не сорвался и не наломал дров. Надо, чтобы осуждённый успокоился, на это может уйти от 3 до 6 месяцев. Спешить нельзя, иначе можно наделать ошибок. Поэтому психологическая служба занимается адаптацией осуждённого, мониторингом его состояния в процессе отбывания срока и обязательно ресоциализацией перед выходом на свободу, внушает - раз уж ты попал за решётку, то этот отрезок пути надо пройти, но на этом жизнь не заканчивается. И мы даём установки, чтобы человек вновь сюда не попал.

Выбор остаётся за человеком

Вернуться в прежнюю среду после зоны – легче лёгкого. Здесь уже играют свою роль и социальные факторы – сложности с работой, низкий уровень жизни, разрушенная семья, и как следствие, зачастую, - алкогольная зависимость. Хотя опять-таки выбор всё же за человеком.

- У меня был заключённый, принципиальный атеист. Однако со временем взгляды изменились. И, в отличие от многих других осуждённых, которые в колонии начинают толпами в церковь ходить и поклоны земные класть, а на свободе забывают, он сделал вполне осознанный и искренний выбор: боясь вернуться после освобождения в ту же опасную среду, которая и привела его на пусть преступления, он ушёл в монастырь, принял постриг.

Защитная реакция убийц

Первое время, когда человек лишается свободы и за забором оставляет свою привычную жизнь, семью, к нему, как правило, приходят раскаяние и чувство вины. Однако спустя время, пообщавшись с товарищами по несчастью, многие начинают утверждаться во мнении, что так сложились обстоятельства, начинают искать причины совершённых преступлений «на стороне» либо обвинять в непрофессионализме и предвзятости следователей-прокуроров-судей. Такова защитная реакция психики. Особенно это проявляется у убийц.

- За десять лет своей службы я могу по пальцам пересчитать тех, кто совершил убийство осознанно. Как правило, к таким преступлениям всё же приводит алкоголь, и часто люди даже не помнят, что произошло и как в руке оказался нож/ружьё. Конечно, в первое время убийца раскаивается. Потом срабатывают защитные механизмы, и человек ищет причины, по которым он это «вынужденно» совершил. А потом он ищет виноватых среди других, пытаясь обелить себя. На самом деле, несмотря даже на кажущуюся иногда браваду, человек боится общественного порицания. Хотя бывают случаи, когда осуждённый, перешагнув эту черту – лишение жизни другого человека, – начинает рассуждать, что в следующий раз это будет сделать легче. Вот тогда нам и приходится работать плотно с таким осуждённым, чтобы изменить эту позицию.

В России в целом, в отличие, скажем, от той же Европы, люди замкнуты и не спешат поделиться своими секретами с психологами. Приходят только когда уже на грани, и эти сеансы больше уже похожи на исповедь.

- Психологов называют лекарями души. Но чтобы понять, что с человеком происходит, мы должны сначала его продиагностировать. Для этого мы используем большой арсенал различных тестов, методик, обследований. А потом уже, когда картинка сложится, назначаем «лечение». Потому что если у человека есть проблемы психического характера, то мы о них должны знать, предупредить администрацию исправительного учреждения, чтобы потом грамотно скоординировать его поведение и дать рекомендации сотрудникам.

Когда тюрьма - жизненное кредо

Очень много переживаний у осуждённых связано с семьёй. К психологам приходят за советами, как сохранить брак, как наладить диалог с детьми, как не потерять авторитет в их глазах после отсидки в тюрьме. Особенно это актуально для тех, у кого относительно небольшие сроки (до 5 лет). В таких ситуациях некоторые думают об УДО, мечтают завести семью, у кого её до сих пор нет, хотят получить профессию и работу, в общем, мозги встают на место, жизненные ориентиры меняются. Другое дело – большие сроки – 10 или 20 лет. Там и статьи совсем другие – за тяжкие преступления, да и зачастую для некоторых заключённых пребывание в местах лишения свободы становится жизненным кредо. С таким контингентом психологам тоже приходится работать, но это крайне тяжело и результаты уже совсем другие.

- В таких случаях наша работа направлена на то, чтобы донести до человека, что он не только разрушает себя как личность, но ещё и игнорирует потерпевшую сторону. Ведь зачастую страдают люди, которые ни в чём не виновны. Но это реально тяжело, потому что такие осуждённые на контакт не идут или реагируют агрессивно. Поэтому даже приходится иногда хитрить, искать подход. Но рано или поздно человек всё равно раскрывается. И происходит это, как правило, через разговоры о семье.

У женщин в голове всё устроено иначе

Пришлось Александру недолго поработать и с женщинами-осуждёнными. По словам психолога, это особый контингент по всем параметрам, потому что «у женщин в голове всё устроено иначе, чем у мужчин».

- Женщины всё чувствуют намного острее, но и преступления они совершают изощрённее и хитрее, чем мужчины. Ведь это факт, что самыми известными бандами, отличавшимися зверствами и особой жестокостью, управляли женщины. Не стоит забывать и о физиологических особенностях. Природа женщины направлена на продолжение рода, поэтому те химико-биологические и гормональные процессы, которые в ней происходят, зачастую выливаются в очень серьёзные проблемы – вплоть до существенных нарушений режима, членовредительства и мыслей о суициде. Но с ними и работать проще – женщины более открыты, хотя и эгоцентричны. Сильнейшей мотивацией для женщины-осуждённой выйти из колонии является наличие детей, которые остались на свободе. Материнский инстинкт совершает чудеса.

Немалый объём работы у психологов УИС приходится на помощь своим же сотрудникам

- Когда ты тесно связан с криминогенной средой, то со временем у человека просто «замыливается глаз», то есть он не видит граней и с некоторыми заключёнными устанавливает наподобие приятельских отношений. Это категорически не допустимо. Потому что колония – это не санаторий, а сотрудники носят погоны, оружие и выполняют свой служебный долг. В таких ситуациях приходится корректировать поведение. Иногда наступает профессиональная дезадаптация, вызванная стрессовыми ситуациями, тяжёлыми условиями работы. Резервы организма истощаются, а отсюда возникают конфликты, депрессии, проблемы в семье и т.д. Психологи занимаются профилактикой подобных состояний. Для этого есть свои техники, методики, тренинги, инструментарий для психологической разгрузки.

Комментарии (5)


  • 09:47 11 Сентября 2017
    3 0
    Без этого видео статья нечитаема:
    Прикрепленные видео:
    Прикрепленное видео

  • 10:50 11 Сентября 2017
    1 0
    Он умолчал,что у многих криминальных женщин материнский инстинкт вообще отсутствует.

  • 19:02 11 Сентября 2017
    4 0
    да заколебали уже про тюрьмы, СИЗО и зеков. Ну раз, ну два. Но каждый день...

  • 15:44 13 Сентября 2017
    0 0
    "От сумы и от тюрьмы...". Выборы прошли - готовят электорат.
    Прикрепленные видео:
    Прикрепленное видео

  • 19:47 13 Сентября 2017
    0 0
    ФСИН самая коррумпированная система в России.Только недавно был процесс над бывшим начальником ФСИН России Реймером,как сегодня попался действующий заместитель Коршунов.Кто завтра?

Оставить комментарий