https://tvernews.ru/news/216101

Фаерщица Элис: как укротить огонь, о реквизите, бризерах, технике безопасности и драйве огненного шоу

TIA, 31 Октября 2016, 09:33
, 2
<strong>Автор: ТИА</strong><p></p>

На этот раз героем рубрики «Интервью» стала укротительница огня – хрупкая, но бесстрашная девушка Элис. Она учится в ТвГУ на дошкольного педагога-психолога и работает детским аниматором, а всё остальное время посвящает фаер-шоу. «Я человек-праздник», - говорит Элис сама про себя. Она поделилась с нами секретами огненного мастерства, чем и как живут тверские фаерщики.  

Мы постарались максимально сохранить стиль речи рассказчицы. Записала Наталья Сердобинцева, проиллюстрировал Владимир Орехов.

«Ребята, я хочу к вам»

Я занимаюсь огнём 4 года. В 2012 году впервые увидела фаерщиков на фановом мероприятии – это было закрытие сезона на Речном вокзале. Меня ещё тогда поразило, что ребята придумывают сами свои выступления под любую музыку, воплощают любые идеи, нет рамок и ограничений. На самом деле это достаточно редко в любом направлении – ты сам сольно придумал, сам поставил, сам вышел и исполнил.  И я загорелась – в прямом и переносном смысле. Я нашла тверских фаерщиков в соцсетях и сказала: «Ребята, я хочу к вам». Меня взял на обучение мальчик, сейчас мы с ним уже почти женаты. У нас дуэт - выступаем вместе и сольно. Мой сценический псевдоним – Элис, моего партнёра – Мэд Хэттер или Безумный Шляпник. Полное название нашего дуэта - «Мэд и Элис».  

Я пришла в огненное шоу, когда мне было 19 лет. Мама очень переживала, была против, отговаривала. Но когда она увидела, что я по восемь часов занимаюсь с таким упорством (у меня не было на тот момент увлечения и я реально чахла), мама отступила, но предупредила: «Смотри! До первого ожога!». Но ожогов у меня не было. Ничего серьёзного. И мама успокоилась, а когда увидела мои выступления, то отношение в корне изменилось: она теперь выкладывает мои фотографии и пишет с гордостью – «Моя дочка!!!».    

Сначала это было увлечением, а потом уже стало образом жизни, потому что когда двух часов тренировок в день становится мало, ты начинаешь в это вкладываться, и сейчас это занимает бОльшую часть моего времени. Я тренируюсь каждый день. Пока лето и на улице тепло, мы тренируемся на Речном вокзале, а зимой мы арендуем зал в молодёжном культурном центре, там есть зеркала, или дома тоже что-то можно отрабатывать. Зеркала нужны, если ты работаешь с кем-то в паре, чтобы движения отработать чётко и синхронно.

Огонь - это страшно!

Когда начала заниматься, если честно, мне было очень страшно. На первом фестивале я увидела, как люди горят. Это было происшествие, но я-то сама не горела. И сцена настолько засела у меня в голове, потому что это реально страшно выглядит. Я так паниковала и боялась потом, что даже не могла делать на огне элементы, которые уже за полгода мастерски отработала. Но я себя переборола…через год. Сейчас уже нет такой паники, только если запускаешь и пробуешь на огне первый раз новые элементы. Тогда страшно, думаешь про себя: «А если я дёрнусь? А если я дёрнусь?».   

Наши фестивали

У нас тоже есть фестивали. Фестивали огня проводятся по всей России и за рубежом, в течение всего сезона. Там можно выступать, конечно, есть соревновательный момент и жюри, которое оценивает номера, распределяет места и призы. В 2015 году мы выступали с Мэдом в дуэте на фестивале четырёх стихий WAFEst (Water-Air-Fire-Earth-festival) и заняли первое место с номером «Шкатулка Пандоры». Он знаком тверским зрителям, мы показывали его на открытии огненного сезона. Номер получился эффектным,  ставили его почти год. Идея сюжета, понятно, основывалась на  мифологии: мастер сделал и оживил куклу, вложил в неё всё самое хорошее, а самое плохое закрыл в шкатулке. Когда она её открыла, то в неё вселилось это тёмное содержимое, и между мастером и его творением началась борьба и противостояние. Закончилось всё трагично.

Дуэт «Мэд и Элис»

Мы с Мэдом занимаемся одним из самых редких направлений в России – катаем палку, стафф, одну на двоих – манипулируем, передаём друг другу. Это действительно редко, когда партнёры работают в тандеме с одним реквизитом на двоих. Он так и называется – партнер-стафф. Это намного сложнее, чем работать сольно. Представьте, вы катаете палку и скривили её, тут же можете на себе подровнять – дёрнуть плечом или рукой. А если ты передал это на партнёра, то тогда скорректировать придётся уже ему и потом снова передавать стафф тебе. И потом, намного сложнее просчитать элементы на двоих. Например, у нас есть креативщик и генератор идей – наш мастер Горыныч. Он приходит и говорит: «Ребят, я знаю, как классно сделать – так…так…и так». А мы думаем: «Неееееет, это невозможно. Ну как это сделать?». Он-то себе уже картинку нарисовал в голове, а как же это технически выполнить? И вот начинаем отрабатывать, и стафф всё время по голове. Всё время по голове то меня, то партнёра. Но у нас сейчас есть в наработке несколько уникальных элементов, которые никто повторить не может.         

Все мои номера - это миниспектакли

Все номера – от идеи до костюмов и музыкального сопровождения – мы придумываем сами. Конечно, советуемся друг с другом. Потому что фаер-шоу – это смешение столь многих видов и жанров искусства: хореография, шагистика, геометрия, цирк, театр, музыка и всё, что хотите.

Для меня в номере важен сюжет. Я не люблю номера по типу – вышел, покрутил и ушёл, даже если они передают настроение музыки – то есть весело покрутил или грустно покрутил. Неинтересно. Мне нужен сюжет в развитии, мне нужны партнёры. Это очень сложно – играть действие и при этом ещё что-то огненное крутить. Вот, например, мой номер, который я возила на фестиваль, - «Ботанка». Там нас было пять человек. Из фаерщиков я была одна. Но мне нужны были актёры, чтобы донести до зрителей мою идею. Это комичный, весёлый номер. Главная героиня – девочка в очках, которая много учится. Ей захотелось обратить на себя внимание красивого мальчика, подружка пыталась научить её флиртовать, но ничего не вышло. В конечном итоге, они нашли друг друга – ботан и ботанка. Когда номер сольный – это намного легче: если что-то пошло не так, то ты всегда можешь сымпровизировать. Другое дело мои номера – это как миниспектакль с массовкой.   

Горсад - наша площадка для выступлений   

Мы артисты огненного шоу, хотя обыватели называют нас фаерщиками, главное – не факирами….В Твери наша школа огненного мастерства насчитывает около 30 мастеров и учеников. Есть и своя иерархия – старший, средний и младший составы. Понятно, что старшие – это высокий уровень, мастера, которые берут на обучение, выступают по России на  фестивалях; средний состав – ребята на подхвате, которым ещё предстоит оттачивать умение, ну а младший уровень – это новички.

В Твери мы обязательно делаем открытие-закрытие огненного сезона, у нас есть договорённость с городским садом, они дают нам площадку – в последнюю субботу каждого месяца мы выступаем. Для нас  это возможность порепетировать, показать номера публике, для новичков – хорошая возможность попробовать себя на зрителях.

О реквизите, топливе и бризерах

Реквизит мы используем самый разнообразный. Я кручу стафф – палка, которая горит на двух концах, от английского слова «посох». Есть пои – это горящие фитили на цепочке, есть роуп-дарт – это один большой шар на длинной верёвке. Он очень знаменит в Твери, у нас две девушки крутят, все в восторге, на самом деле в России такого реквизита немного, особенно у представительниц «слабого пола». Это наша тверская редкость и диковинка.  Ещё есть дабл-стафф – две короткие палочки с четырьмя фитилями, их крутят и жонглируют двумя руками. Конечно, огненные веера, чаши и палмы. Хотя палмы даже и реквизитом не считаются, это просто фитили на ладошках, с ними можно танцевать, особенно восточницы любят. Но это так…баловство.

Есть у нас и бризинг – выдувание огня. Это очень опасно, хороших мастеров даже в России немного. Конечно, фаерщики используют специальное топливо – парафины, лампадное масло, которые мы в церкви покупаем. Есть ещё одно самое крутое топливо – «Светал», без запаха, малотоксично. Оно не продаётся в Твери, нам его  из Питера привозят.  Но ни в коем случае не керосин – это для самоубийц. В нашем тверском коллективе мастер бризинга – девушка, это очень большая редкость. Её никнэйм – Майер. Она невероятно крутая. Мы ждём, когда она будет выходить сольно, но пока она выходит на подсвет – то есть бризит позади выступающих. Все визжат от восторга, конечно. У кого самые крутые фотки? Конечно, у того, кто сфоткал бризера.        

Реквизит мы изготавливаем сами. Сейчас есть много специальных магазинов, но всё же лучше самому сделать реквизит, да и дешевле выйдет. Те же стаффы я никому не доверю, потому что надо делать под себя – под свой рост, вес. Это металлическая труба, специальные фитили и обмотка – утеплитель для окон. Для фитилей мы используем керамоткань и керамошнуры – специальный материал, который горит, но при этом не рассыпается. Либо кевлар. Как мы говорим, кевлар - поставил и забыл. Он долговечен, можешь вообще не париться с ним, потому что хорошо впитывает, но плохо изнашивается. С керамикой тяжелее, потому что от неё потом чешутся руки, если без перчаток работал. Ведь мы сначала плетём верёвку, а потом её прожигаем, чтобы фитиль запёкся. Она как с частичками стекла получается. Фитили впитывают топливо, а когда поджигаешь, они горят, пока есть топливо. Один огненный реквизит может отработать целый год. В качестве топлива используем жидкие парафины либо керосин.

Обучение новичков

В принципе любой желающий может пройти обучение, нас легко найти в соцсетях – у нас есть группа «Добавь огня» и там есть даже специальное обсуждение «Хочу к вам». Выбираешь реквизит и начинаешь учиться. Правда, зимой мы набор не проводим, потому что зал небольшой, а народу много – и всем надо репетировать. Но зимой мы как раз  придумываем и отрабатываем новые номера, новые элементы.  

Конечно, новички сначала учатся работать на тренировочном реквизите. Например, те же пои – взял носки, насыпал туда гречку – и крути себе. Но первые несколько месяцев только на учебном реквизите. Потом уже мы постепенно выдаём огонь, чтобы человек попробовал его, ощутил. Ну, представьте, мы даём новичкам палку и говорим, что за ней может быть огненный шлейф. Он никогда этого не поймёт без настоящего огня. Каждый должен научиться управлять огнём, поэтому проводим так называемые технические прожиги. Да и ещё, детей мы не учим, огонь до 18 лет не даём. Если младше, то нужно разрешение от родителей. Поэтому в Твери детских коллективов нет, а в других городах есть, например, в Череповце.        

Если ты горишь - не беги!

У нас в Твери самая жёсткая техника безопасности по всей России. Каждый артист, перед тем как взять огонь, должен сдать базу по реквизиту, а также у нас по технике безопасности пять листов правил, и каждый обязан сдать экзамен: ты выучил, затем отвечаешь на вопросы, тебя пробуют, поджигают. То есть проводят с тобой тренинг, в специальной защите, чтобы не боялся гореть. Это всегда страшно, но главное – не паниковать. Основное правило -  если ты горишь, не беги! Поэтому мы и проводим эти тренинги: например, надеваем защиту и поджигаем руку. Человек должен стоять и смотреть спокойно, а другой его в это время тушит. И у нас очень жёстко с дисциплиной – если ты нарушишь правила, у тебя отбирают огонь на какой-то срок. А у бризеров вообще своя техника безопасности - в два раза жёстче нашей.  

Несчастный случай

В Твери был один несчастный случай, лет пять назад. Тогда пострадала девочка, но не из нашего коллектива. Разбираться никто не стал, сказали – все вы фаерщики одинаковые. В Твери запретили огонь, и мы три года сидели в подполье, нигде не выступали. Но потом мы привезли с фестивалей целую кучу грамот и доказали, что мы можем и умеем. А несчастный случай…это пример всем, как делать не надо. Но девочка абсолютно не знала технику безопасности, она крутила реквизит на себя и при этом плевала топливом против кручения, чего категорически нельзя делать. У неё загорелось лицо, она выплюнула топливо, что только усилило горение,  и к тому же она побежала. А рядом  не было техника, который смог бы её потушить. В итоге потушил зритель. Это недопустимо!

Огонь стал лучшим другом

Огненное шоу всегда проходит на ура, это эффектно, люди это любят, хотят на свадьбу, корпоративы. Поэтому в нашем деле тоже есть коммерческая составляющая. Но если заниматься только коммерцией, то коллективы развиваться творчески не будут – они остаются на примитивном уровне, овладев только каким-то несложным набором элементов. Сейчас наша школа огненного мастерства ставит целые программы, хорошего качества и высокого уровня. Ну, конечно, мы тоже выступаем иногда за плату, но это для нас не главное.     

Конечно, когда ты работаешь на публику и видишь реакцию зрителей, то приходит какой-то внутренний восторг, потому что я так умею, а вы нет. Это редкое ощущение. А к огню постепенно привыкаешь: на смену эйфории потом приходят тёплые, уютные чувства, когда ты берёшь огонь и чувствуешь себя в своей тарелке, потому что огонь стал для тебя как лучший друг. Реакция зрителей очень важна для нас. Иногда реально народ стоит молча, как загипнотизированный, залипает, смотрит на огонь в тишине, и ты думаешь: «О, господи, что я делаю не так?». Но когда ты видишь зрителей, а это бывает редко (потому что мы часто работаем в темноте), когда чувствуешь энергетику людей, их отдачу, реакцию, бешеный восторг, слышишь их аплодисменты – это реально крутое чувство, супер ощущения!

Комментарии (2)


  • 11:12 31 Октября 2016
    1 0
    Фраерщица Элис.

    Самое прикольное движение в фаершоу, когда мячики на цепях крутятся восьмеркой перед собой, как будто они на одной палке. Не знаю как называется. Все остальное фигня, можно даже не выкобениваться.

  • 12:26 31 Октября 2016
    2 0
    "Элис, а кто такая Элис"?
    Главное: техника безопасности!
    Прикрепленные видео:
    Главное: техника безопасности!