Фредерика де Грааф о хосписах в России, о том, каково каждый день сталкиваться со смертью, и о том, как вести себя, если умирает ваш близкий человек

TIA, 08 Апреля 2016, 17:22
, 9
<strong>Автор: ТИА</strong><p></p>

8 апреля в Тверь по приглашению хосписа «Анастасия» приехала Фредерика де Грааф, рефлексотерапевт и психолог Первого московского хосписа, автор книги «Разлуки не будет. Как пережить смерть и страдания близких». Корреспонденту ТИА удалось побеседовать с Фредерикой де Грааф о ситуации с хосписами в России, о том, каково каждый день сталкиваться со смертью, и о том, как вести себя, если умирает ваш близкий человек.

Фредерика де Грааф – женщина удивительной судьбы, посвятившая жизнь помощи неизлечимо больным. По происхождению голландка, Фредерика де Грааф родилась в Индонезии, а в Россию впервые приехала в 1976 году в связи с хосписной миссией. В 1977 году она крестилась в храме Иоанна Предтечи в Измайлово с именем Мария – в честь Марии Египетской.

Фредерика получила медицинское образование в Англии, работала в онкологических больницах и хосписах Лондона. В течение 23 лет она была прихожанкой местного храма в Лондоне, где служил митрополит Сурожский Антоний (Блум). В 2001 году по благословению своего духовного отца переехала в Россию, спустя 15 лет она получила российское гражданство, причём ей пришлось ради этого отказаться от голландского. С 2002 года и по сей день Фредерика – рефлексотерапевт и психолог Первого московского хосписа.

- Фредерика, как вы пришли к тому, чтобы помогать неизлечимо больным людям? Из-за вашей веры? Или, напротив, ваш путь к вере лежал через помощь другим?

- На тот момент я уже была верующим человеком. Я работала медсестрой в Лондоне и видела, что врачи боятся смерти, избегают слова «смерть». Как-то раз я пришла утром на работу и увидела человека: он лежал на полу, ему делали кардиомассаж, полчаса пытались оживить, но он умер. Это был бардак, это был хаос, причём хаос среди врачей. И люди сами уходят умирать подальше от других, словно смерть – это табу, это не часть жизни. Так было в Англии в 1980-х, сейчас там уже лучше, но в России страх смерти ещё очень глубокий.

- Каждый день вы сталкиваетесь со смертью. Что помогает вам пережить это?

- Звучит довольно благочестиво – но только молитва и просьба, чтобы Христос был во мне. Когда я очень устаю, то обращаюсь к Нему: веди меня к тому, кто нуждается в Тебе больше всего. Я буду делать всё, но Ты помоги мне. Только молитвой можно выжить, и нужно всегда оставаться человеком. Важно не привыкать к тому, что люди умирают: мы видим смерть каждый день, но каждый человек умирает только один раз.

- Как вы, человек глубоко верующий, общаетесь с неверующими умирающими? В России многие принимают Бога, только когда чувствуют приближение смерти, но есть ли те, кто отказывается верить даже на смертном одре?

- Я думаю, что и большинство тех, кто называет себя верующими, верят не очень глубоко, и страх смерти у них есть. Нет его только у людей, которые действительно знают Бога, Христа, знают, что, умирая, идёт навстречу к нему и своим любимым. Они ждут эту встречу без страха. Но большинство боится и предстаёт, я бы сказала, в наготе своей перед своей судьбой. Важнее всего, чтобы в эту минуту рядом был человек, который просто остаётся человеком. Не нужно проповедовать тому, кто не был верующим в течение жизни, это неэтично. Антоний Сурожский, который был моим духовником, считал, что это невозможно: раз человек отказывался верить в своём уме, и нельзя давить на него теперь, когда он устал, ослаблен болезнью и находится под воздействием лекарств. Можно только самой верить, что Господь любит всех – верующих и не верующих. Я никогда не проповедую таким больным, но молюсь за них внутренне. О Боге я говорю, только если есть запрос.

- О чём говорить с неверующими людьми?

- Обо всём, о чём они хотят говорить. Если у них есть вопросы, мы обсуждаем их, но я не веду себя как наставница. Мы просто по-человечески говорим. Мы говорим и о том, что будущее трагично, но это не конец. "Может быть, для вас это не реально, - говорю я им, - но вы снова будете со своими любимыми. Это временная разлука". Если не говорить об этом, наступает отчаяние.

- Смертельно больными людьми в Твери готовы заняться священнослужители, но здравоохранение говорит, что вера ничем не поможет. По-вашему, как в Твери нужно развивать помощь неизлечимым больным?

- Нужно действовать на разных уровнях. Во-первых, нужно физически иметь место для коек – выделить средства достаточно всего один раз, и это сравнительно немного. Во-вторых, нужно работать над убеждением людей в том, что такая помощь не нужна. К сожалению, так говорит большинство, которое не сталкивалось с этим, не сталкивалось с пациентами, которые кричат от боли, нуждаются в помощи квалифицированных врачей и медсестёр. Но на самом деле это говорит только о страхе смерти, о желании отгородиться от того, что происходит «не со мной» - это поведение страуса, который прячет голову в песок. Но, к сожалению, смерть – это часть жизни, и речь идёт не только о смерти от онкологических заболеваний. Об этом пора начать думать и переставать бояться. Нужно увидеть проблему, понять, что она огромная, и стыдно, что в таком большом городе, как Тверь, нет ни одного хосписа.

- Как бороться с этой проблемой? Как донести её до общества?

- Думаю, начать нужно со студентов-медиков. Темы ухода за умирающими, специфики онкологического паллиатива нужно включить в учебный план. Это общечеловеческая проблема, которая касается всех.

-  Что вы можете посоветовать людям, у которых от тяжёлой болезни умирает близкий человек? Как нужно себя вести, на что настраиваться?

- Настраиваться не надо. Нужно развивать в себе сострадание, но не позволять эмоциям захлёстывать себя. Близкие умирающего, как правило, испытывают тревогу. Но они не осознают, что их состояние души передаётся больному, умножая его боль и его тревоги. Если родные не будут бояться и примут грядущее как факт, то смогут дать больному то, что ему нужно: дать ему отдохнуть в тишине и покое, молиться за него или передать ему свою ласку и любовь, чтобы умирающий радовался от того, что любящий человек рядом и не прячется за диагнозом. Нужно встретить лицом к лицу то, что произойдёт. Умирающий человек знает, что он умирает, не надо говорить «всё будет хорошо» - это ложь, преступление по отношению к нему.

- О чём ваша книга «Разлуки не будет»?

- Эта небольшая книга – опыт многих лет работы с онкологическими больными. Я описываю те случаи, когда человек стоит перед смертью – с точки зрения больного, его родственников, медперсонала. Это книга о том, как переживать горе, чтобы не утонуть в нём. Она вышла полгода назад и, судя по реакции людей, уже многим помогла. Люди говорят, что эта книга не про смерть, а про жизнь, про то, как пережить кризис.

- Готовы ли вы будете помогать Тверскому хоспису "Анастасия"?

- Да, на 100 %.

Комментарии (9)


  • 17:35 08 Апреля 2016
    3 2
    Наши избиратели еще не выросли до такого. Напраслина всё это.

    • 18:29 08 Апреля 2016
      3 1
      Точно. Ёпиум это всё.

    • 18:40 08 Апреля 2016
      7 2
      У избирателей "Единой России" вообще тяжко с интеллектом...

  • 15:45 08 Апреля 2016
    4 0
    Не для России всё это. У нас всё проще и грубее. Ибо условно здоровые друг другу не особо нужны, что уж говорить о неизлечимых страдальцах. В нашем человеке сострадание развито слабо, эгоизм наоборот, весьма и весьма выражен. А потому и сдаются старики и старушки в дома-интернаты при живых детях-внуках. К смерти надо готовиться с малых лет, ибо когда Она придёт готовиться будет поздно.

  • 19:25 08 Апреля 2016
    4 0
    Человек.

  • 22:39 08 Апреля 2016
    3 0
    Удивительный человек, жаль не была на встрече, завтра читаю книгу

  • 06:52 09 Апреля 2016
    1 0
    кажется, что в России только- только до рака начали доживать. есть тут роман - " раковый корпус".

  • 10:42 09 Апреля 2016
    3 0
    Вчера была на встрече с Фредерикой де Грааф. Она написала на моей книге "... радуйтесь и будьте вдохновением для всех". Спасибо ей! За огромное милосердие! Милосердие бесконечное. Достойное. Человеческое. Ведь смогла же она достичь такого! Почему мы не сможем?! Сможем! Если захотим обратить свое сердце к добру и состраданию.