https://tvernews.ru/news/200363

На моего деда Анатолия Матвеевича Немолькина пришла похоронка, но он вернулся домой, хотя и прошел все ужасы немецкого плена

TIA, 21 Апреля 2015, 14:40
, 7

В истории, которую я Вам предлагаю, нет ни геройских подвигов, ни звездопада наград. Одна только правда, страшная правда, горькая и неприкрашенная. Как и сама война, - рассказывает о судьбе своего деда внук Андрей Немолькин.

Почти девять тысяч хвалынцев ушли на фронт в годы Великой Отечественной войны. Случаев извещений о без вести пропавших, а потом возвратившихся было много. И только 3 из 2556 человек, на которых пришли похоронки с записью «убит в бою», остались живы. Среди них - мой дед Немолькин Анатолий Матвеевич, 1924 года рождения, уроженец города Хвалынска Саратовской области. 

В ноябре 1942 ему исполнилось восемнадцать, а серым январским утром только что встреченного Нового сорок третьего года он вместе с одноклассником уже шагал в Вольск. Транспорта не было никакого, лошади и машины воевали, пришлось 100 км добираться пешком. В два дня и дошли. Несколько дней на сборном пункте запомнились курьёзом: во время помывки загорелась  раздевалка в  бане, и сотня молодцов в чём мать родила прибежали в окрестные дома. Прикрылись тем, кто чего дал, и снова на сборный пункт. Обрядили в солдатское, посадили в теплушки  - и в Елец. Здесь находился штаб Центрального фронта. В 65 армию генерала П.И. Батова вошла и переформированная 193 стрелковая дивизия. В Сталинграде она, будучи в составе 62 армии В.И. Чуйкова, понесла большие потери.

Пополняться особо было некем. На всю миномётную батарею 883 стрелкового полка из старых кадров остались офицер, воентехник, да два сержанта.  Часть народу прибыла после излечения из госпиталей.  И очень много было бывших заключенных, пожелавших искупить вину перед Родиной. В отделении связи только Немолькин был взят на фронт из десятого класса школы, все остальные – из лагерей.

После комплектования дивизия в составе армии и фронта совершала почти четырёхсоткилометровый пеший марш на передовую в район железнодорожной станции Комаричи. На станции Казаки на всю батарею дали несколько кавалерийских карабинов, получили имущество, миномёты и пошли…

Шли без малого месяц. Шли в январские морозы и февральские метели по дорогам, пробитым танками, и по бездорожью, увязая в двухметровых сугробах, освобождали во встречных боях орловские и курские города и сёла. Весь колёсный транспорт застрял в снегах. Всё тащили на себе: патроны и снаряды, миномёты и продовольствие, которое быстро закончилось. Тылы безнадёжно отстали. Тяжелейший марш усугубился плохим снабжением личного состава, люди выбивались из сил, испытывая страшную усталость и голод.  Спали на ходу. Огромное количество отставших и обмороженных, в войсках начался тиф. К концу февраля вышли на передний край.

Всю первую неделю марта стрелковый полк, где служил дед, вёл тяжёлые бои под Дмитровск-Орловским. Под утро в ночь с 7 на 8 марта пропала телефонная связь с батальоном. Деда вместе с сослуживцем Новиковым послали искать обрыв. Взяли две катушки с проводом и, где пригибаясь, где ползком, добрались до посёлка Кальной. Восстановили связь, и телефонист Рощин сообщил: «В Комаричах  большое  скопление немцев, много танков». Едва успели передать своим - связь снова оборвалась. Совсем уже рассветало. Забухали разрывы снарядов. Поползли назад, к своим. Здесь, в овражке, и приняли они свой последний бой. Основные силы полка отошли, осталась группа - старший воентехник, десяток бойцов с винтовками, пять миномётчиков без миномётов, с карабинами  да десяток легкораненых  из пехоты.

Тёмные немецкие танки на белом снегу. Приближаются быстро. Остановились. Дали залп. Адский взрыв неподалёку. Запомнилось: воентехник ползёт с распоротым осколком животом, тащит за собой кишки. Умоляет: братцы, пристрелите! Танки приняли правее, и сразу появилась немецкая пехота. Сколько могли, отстреливались, было у каждого по 60 патронов. Стрелять в школе на военном деле научили хорошо. Дед видел даже, как убил одного немца. (Второй наклонился, посмотрел и пошёл дальше - не стал перевязывать). Надо отходить …

Пересечь овраг им не дали. Немцы выстроились на краю оврага и от пояса из автоматов поливали плотными свинцовыми очередями. Повернулся. Пуля сбила шапку. Сразу несколько пуль изорвали рукава у шинели.  Пуля попала в телефон - отбросил его в сторону. Ожгло шею справа, густо пошла кровь - и сразу ослаб:

- Немножко полежу…

Одним из немногих, добравшихся до своих, был земляк -  бывший вольский вор - карманник Тараско. Он видел его, лежащего в крови на снегу, и доложил: «Толю Немолькина убили».

И пришло в Хвалынск сначала от него письмо, а уж только потом похоронка. У деда был только младший брат Саша да бабушка Анна Андреевна. Братья были сиротами. Матери не стало в 37-ом, а отец умер в голодном 31-ом. Бабушка поплакала, в церкви отслужили панихиду...

Дивизионный писарь в донесении о безвозвратных потерях перепутал отчество, вместо Анатолий Матвеевич написал Анатолий Максимович. 

«Всё было как в бреду»,- вспоминал дед.  Пожилой немец что-то спрашивает. Куда-то его волокут. Очнулся он в деревенском сарае. Шея перевязана чьими-то кальсонами. Десятка два наших, почти все раненые. В голове туман.

Начались ужасы плена. Несколько пересылок на Смоленщине, Белоруссии и Польше.  Затем - Западная Германия, недалеко от границы с Францией и Бельгией. Историки называют шталаги VI A Хемер и 326 (VI K) Зенне лагерями смерти. Рурская горная промышленность. Тяжёлый изнурительный труд в рудниках. Раз в сутки - черпак баланды и 200 граммов хлеба с мякиной. На таком рационе люди гибли быстро. Тесный вонючий лазарет был переполнен туберкулезниками и тифозными больными. Практичные немцы считали излишним ждать, пока умрут неспособные к работе. Поэтому акции «14-f-13» (умерщвление в бане газом «циклон Б») применялись всё чаще и чаще.  Умерших от истощения и отравленных газом сваливали в огромные двухсотметровые рвы. Потом построили крематорий, пепел вывозили на поля. Первыми от голода  умирали большие. Дед был маленького роста - держался. Однажды привалила удача - знакомый француз угостил кусочком кошачьей лапки.

В марте 45-го есть перестали давать вовсе, на работу уже не выводили. Через две недели смерть снова зашла в гости. Потемнело в глазах, очнулся на тележке в подвале перед крематорием. Видимо, зашевелился или застонал. Полицай, который собирал трупы, спросил:

- Ты откуда, браток?

- Из Хвалынска.

- А я – из Балаково. 

Погрузил на тележку и отвёз назад, в барак. Земляк этот несколько раз потом приносил в кружке немного баланды. К апрелю 45-го в шестом лагере Хемер  только похороненных было больше 23 000 человек. Сколько сожгли в печах, сколько погибло вне лагеря в рабочих командах - никто не считал...

В середине апреля последнего года войны лагерь с боем освободили американцы. Увидели обтянутые кожей скелеты, разбитые авиабомбами бараки… Обезумевшие от голода люди взломали склады и наелись тушёнки. Клубки людей катались по земле и ногтями рвали друг у друга жестяные банки. Треть из оставшихся в живых погибла: есть сразу много было нельзя. Дед говорил, что американцы измождённых военнопленных в госпитале кормить начинали с нескольких ложек бульона…

Это потом были уже куры и шоколад, апельсины, сигареты «Кэмэл» и «Честерфилд», удивление чернокожими солдатами и концерты джаза… Американцы предлагали всем гражданство, сытую и безбедную жизнь в США, пугали неминуемыми советскими лагерями. Но решение было однозначным - домой, на Родину.

К счастью, в наши лагеря за плен он не попал, но родной дом и Волгу увидел  не скоро: служил ещё два года срочной в Германии, в артиллерийском противотанковом дивизионе. И только в 1946 полуграмотная бабушка Анна Андреевна написала брату деда Саше: «ТОЛЯ ЖИФ».  До самой смерти наш дядя Саша со слезами на глазах вспоминал это короткое и самое счастливое в его жизни письмо…

В 1953 дед женился, в 1954 родился мой отец, а потом его брат и сестра. Бабушка жива пока, слава Богу. Дед всю жизнь работал старшим контролёром - ревизором КРУ Минфина РСФСР, за многолетний и безупречный труд награжден знаком «Отличник финансовой работы», грамотами Министерства финансов РСФСР. Умер в 1992, похоронен на хвалынском кладбище. Не так давно не стало дяди Саши (он был с 1926).

Город Хвалынск, 1953 год

Отец служил в армии, подполковник запаса. Были и долгие годы службы, и  десяток гарнизонов, и Забайкалье, и Крайний Север, и два года Афганистана.  Как и деду в войну, ему довелось досыта наслушаться свиста пуль под Кандагаром. И после Афгана в шкатулку с нашими фамильными наградами добавились два отцовских ордена… После демобилизации он почти десять лет работал, сейчас на пенсии. Его гордость и радость -  дети и внуки, наши с сестрой сыновья. Жизнь продолжается…

Не так давно в Интернете на сайте ОБД - Мемориал мой отец разыскал и вторую могилу деда - в селе Промклево Дмитровск–Орловского района Орловской области. Почти 900 воинов лежит на совсем маленьком пятачке нашей такой большой России. А сотрудники из Алёшинского сельсовета прислали фотографию памятника. Отец попросил сельские власти  не вычёркивать с плит фамилию деда. Пусть его добрый ангел летает из Хвалынска на Орловщину, осеняя белоснежным крылом вечный покой российских солдат, кровью и жизнью  отстоявших родную страну от захватчиков.

Братская могила в селе Промклево Дмитровск–Орловского района Орловской области. Современное фото.

Вся страна готовится к великой памятной дате - 70–летию Победы советского народа в Великой Отечественной войне. Но, полагаю, самые грандиозные торжества и многочисленные мероприятия не заменят настоящей  светлой памяти в каждом доме, в каждой семье о солдатах той, уже далёкой войны. Нам, живущим, эту память, эту гордость за мужество отцов бережно сохранить и передать детям и внукам. А когда мы приведём в порядок свои семейные архивы, мудро оценим всё прожитое нашими предшественниками и сделаем из этого правильные выводы – наверное, тогда и жизнь станет правильней и понятней…

А мы, пока живы, будем их помнить. В каждом доме, в каждой семье.  Завещаем это и своим потомкам.

Андрей Немолькин

ТИА продолжает акцию " О героях былых времен", вы можете присылать рассказы о своих дедах и прадедах на нашу почту info@tvernews.ru или размещать их в народных новостях.  Кроме того в Твери 9 мая пройдет акция "Бессмертный полк".Возьмите фотографию своего солдата и приходите 9 мая на построение Бессмертного полка. Шествие состоится 9 Мая в 17:00  сбор на ул.Советской у стелы "Город воинской славы"

Подпишитесь на наш канал Яндекс.Дзен

Комментарии (7)


  • 16:01 21 Апреля 2015
    12 1
    Трогательно до слез...
    Ценные воспоминания... Передавайте их своим детям, внукам, правнукам... И не только своим...
    Анатолий Матвеевич - человек несгибаемой воли и духа... Пример - желания жить!

  • 18:19 21 Апреля 2015
    2 1
    Мои знакомы словили десяточку, после фашистского лагеря. Тут в рассказе странная лакуна с 46 по 53.

  • 18:19 21 Апреля 2015
    2 2
    ТИА, ждем Ваших материалов и о наших земляках. А не только перепечатки чужих.

  • 19:04 21 Апреля 2015
    5 0
    А вот на моего деда пришла бумага, пропал без вести подо Ржевом, больше моя бабулька его не видела. Может и сейчас где то лежит в лесу под мхом, Королёв Василий звали его.

    • 19:41 21 Апреля 2015
      0 1
      Лаконичная история. Раскажите сколько времени он воевал, сколькое ему лет, дети, как на войну собрался, может мечта была у него.

      • 08:10 22 Апреля 2015
        2 0
        Да особо и не чего рассказывать, это всё детали, он 1908гр когда пришла бумага мать не знает сама, она родилась уже после его ухода, он её даже не видел, была пятая в семье. А какая мечта, спросите тоже, какая мечта один Бог знает.

        • 08:16 22 Апреля 2015
          4 0
          будем считать, что внуки все воплотили в жизнь.

вверх