https://tvernews.ru/news/194779

Тверской радиостанции спецназначения военного ведомства России исполняется 100 лет

TIA, 11 Ноября 2014, 11:02
, 0

11 ноября исполняется 100 лет с начала работы Тверской радиостанции спецназначения военного ведомства России. Радиостанция была создана в начале Первой Мировой Войны для обеспечения связи с союзниками – Англией и Францией, а также пеленгации радиостанций и перехвата сообщений противника.

С началом военных действий у России возникли значительные проблемы обмена информацией с союзниками — Францией и Англией, так как большая часть европейских наземных линий связи проходила по территории Германии — главного противника. К этому времени в русской армии имелось около 80 радиостанций, но находились они, в основном, в Сибири и на Дальнем Востоке.

За три месяца были построены радиопередающие станции в Москве на Ходынке и под Петроградом в Царском селе. На них установили мощные искровые передатчики, осуществлявшие передачу сообщений в телеграфном режиме с помощью электрической дуги. Работа таких передатчиков создавала непреодолимые помехи радиоприему, поэтому одновременно со строительством этих станций было необходимо оборудовать приемный радиоцентр, который находился бы на значительном расстоянии от передатчиков и в то же время имел бы надежные проводные каналы связи с командованием армии. Этим требованиям полностью отвечала Тверь.

4 августа 1914 г в тверскую Городскую управу поступило письмо с грифом "Секретно": "Для надобности военного ведомства необходимо занять на время военных действий по возможности немедленно на Желтиковском поле участок земли размером 500 на 60 сажень под устройство радиотелеграфной станции...". Место для радиостанции было выбрано удачно. Через Желтиково поле проходила Николаевская железная дорога, что облегчало доставку на стройку материалов и оборудования. Относительно близко находилась электростанция Товарищества тверской мануфактуры, с которой можно было подать питание на станцию. Тверская радиостанция предназначалась для приема шифровок союзников, пеленгации радиостанций противника и перехвата вражеских сообщений с дальнейшей ретрансляцией их по проводным каналам в Генеральный штаб. Ее расположение помогало оперативно решить поставленную задачу, так как на востоке территории проходила воздушная линия связи Петроград — Москва. Телеграфные аппараты станции можно было напрямую включить в магистраль.

Для антенн установили три деревянные мачты, высотой по 110 м. Каждая мачта представляла собой четыре стометровых ствола, скрепленные воедино с помощью медных колец и болтов. Завершал конструкцию десятиметровый шест. На таких опорах подвесили антенны: для приемной сети 6 лучей по 250 м; для пеленгации — 4 луча по 475 м. Оборудовали заземление. Наконец, установили два приемника, телеграфные аппааты и один искровой передатчик. Все оборудование было изготовлено на предприятиях Российского общества беспроволочных телеграфов и телефонов — РОБТ и Т.

В октябре 1914г. радиостанция начала регулярную работу. Прием осуществлялся по коду Морзе на слух. За станцией закрепилось несколько названий: Тверская приемная радиотелеграфная станция международных сообщений; Тверская станция искрового телеграфа; Тверская радиостанция спецназначения. Чаще употреблялось последнее. В штат радиостанции входило около сорока человек. Это были военные и вольнонаемные специалисты: радисты-«слухачи», телеграфисты, электрики, переводчики, шифровальщики, машинистки, работники канцелярии, столовой и др. Начальником станции был назначен капитан А.И. Аристов, а его помощником — поручик М.А. Бонч-Бруевич. Михаил Александрович к этому времени был уже известен как талантливый исследователь и экспериментатор в области прикладной физики и радиотелеграфа. Его работы публиковались в научный периодике, и сам Бонч-Бруевич неоднократно выступал с докладами в Русском физико-химическом обществе.

В Твери он организовал "внештатную лабораторию", сплотив в ней лучших специалистов радиостанции, и продолжил свои поиски. Потянулись в этот круг и любознательные жители города, захваченные фантастическими возможностями "телеграфа без проводов": учитель физики В. Левшин, владелец аптеки К. Мисенгевич, рабочие ткацкой фабрики, местные стеклодувы. Они, чем могли, помогали Бонч-Бруевичу и его коллегам, и сами приобщались к новому для них делу. По сути это были первые ростки радиолюбительского движения в России.

Работа энтузиастов дала поразительные результаты: в 1915 г. на Тверской приемной радиостанции в кустарных условиях были изготовлены первые вакуумные радиолампы - "катодные реле" или "бабушка", как ее стали называть по внешней аналогии и за почетный статус прародительницы отечественной радиоэлектронной техники.

В Твери Бонч-Бруевич, используя собственные лампы, изготовил усилители и гетеродинные приемники, работал над совершенствованием антенн, подготовил к печати свою первую книгу "Применение катодных реле в радиотелеграфном приеме".

В 1916 г. на станции появился новый начальник - штабс-капитан Владимир Михайлович Лещинский, инженер-электрик по образованию. Чтобы помочь лаборатории материально, Лещинский добился от Главного военно-технического управления оплачиваемого заказа на 100 гетеродинных приемников на тверских лампах. Надо заметить, что тверская лампа стоила 32 руб. и работала 4 недели, а цена изделий предприятий РОБТ и Т составляла 250 руб. при работоспособности не более двух недель.

Владимир Михайлович развернул в Твери пропагандистскую работу: он выступал перед горожанами с лекциями о беспроволочном телеграфе, заражая радиолюбительством новых и новых энтузиастов и помощников, среди которых было много молодежи.

Одним из тех, у кого под влиянием Лещинского определилась дальнейшая судьба, был четырнадцатилетний учащийся Тверского реального училища Олег Лосев - будущий ученый с мировой известностью, изобретатель первого в мире полупроводникового радиоприемника, талантливый первопроходец и исследователь в области оптоэлектроники. Позже Олег Владимирович писал в своей автобиографии: " Радиолюбительством начал заниматься в 1917 г. после прослушания популярной лекции начальника Тверской радиостанции В.М. Лещинского "О сущности беспроволочного телеграфа".

Увлеченные основной работой и добровольными научными поисками специалисты были далеки от политики, но события сами врывались на станцию. 7 ноября 1917 г. дежурные радисты приняли обращение "К гражданам России! Временное правительство низложено. Государственная власть перешла в руки органа Петроградского Совета рабочих и солдатских депутатов Военно-революционного комитета..." О радиограмме сразу доложили Лещинскому, который немедленно сообщил об этом по телефону в штаб местного гарнизона.

В 1919 г. Тверская радиостанция приняла сообщение об установлении советской власти в Венгрии и обеспечивала связь при разговоре Ленина с лидером венгерских коммунистов Бела Куном по непростому кольцу: Москва передавала текст в Будапешт, а Тверь принимала Будапешт и передавала по телеграфу Москве.

В 1922 г. станция принимала всю информацию о работе знаменитой Генуэзской конференции и передавала ее в Москву в Народный комиссариат иностранных дел (Наркоминдел). Известно, что после Октябрьской революции судьба внештатной лаборатории сложилась очень удачно. Ее успехами заинтересовалось новое правительство и лично В.И.Ленин. По указанию вождя специалистам радиостанции были улучшены условия: им увеличили жалование, по снабжению продуктами приравняли к военным. Лаборатория получила официальное признание. Было решено расширить ее производственную базу: страна нуждалась в отечественных радиолампах и приемниках. Однако в Твери, не имевшей электротехнических предприятий, сделать это не представлялось возможным. В августе 1918 г. лаборатория со своим штатом и имуществом переехала в Нижний Новгород, где успешно продолжила научную и производственную деятельность.

А Тверская приемная радиостанция спецназначения продолжала работать на прежнем месте и в прежних условиях. Штатным расписанием, утвержденным Народным комиссариатом почт и телеграфов в 1919г. Тверская радиостанция была отнесена к основным (мощным) международным станциям наряду с Московской, Ташкентской и Николаевской. Теперь основным назначением радиостанции стал прием заграничной информации и направление ее в центр, а также прием из Москвы сообщений "Вестника РОСТА", "Плакатного вестника" и правительственных циркуляров для публикации их в местных газетах. Тверь по-прежнему работала в радиотелеграфном режиме и принимала постоянно две, а временами — четыре станции. На станции имелось уже шесть приемников, из них два — конструкции Бонч-Бруевича. Для прямой связи с Наркоминделом и Московским телеграфом были установлены буквопечатающие аппараты Юза. На них работал Андрей Кандауров. Кто мог знать тогда, что этому молодому человеку предстоит внести большой вклад в рождение и развитие тверского радиовещания, радиофикацию области, пройти через ужасы политических репрессий, выжить, вернуться в родной город и в пятидесятые годы стать одним из организаторов местного телевидения.

В 1924 г. радиостанцию законсервировали, а год спустя закрыли полностью. Ее бараки перешли в ведение жилищно-кооперативного товарищества. Мачты демонтировали. Технику вывезли. Часть приемников переместили в здание Тверской почтово-телеграфной конторы для приема информации из Москвы для "Тверской правды". На них стали работать бывшие "слухачи" с ликвидированной станции. Остальные специалисты частично перешли на губернскую передающую радиовещательную станцию, открывшуюся в Твери 1 ноября 1926 г., частично — на другие предприятия. Однако большинство из них не расстались с любимым делом. В январе 1925 г. тверские "радиоспецы" объединились в губернское отделение Общества друзей радио и даже образовали в нем научную секцию. Ячейки Общества стали появляться в уездных городах, на предприятиях, при клубах и домах культуры. "Друзья радио" успешно продолжали и развивали радиолюбительское движение, начатое в Твери М.А. Бонч-Бруевичем и В.М. Лещинским. Они принимали самое активное участие в радиофикации губернии, готовили радистов, устраивали интересные радиовыставки, читали публичные лекции, печатали статьи о радио в местных газетах. Позже Общество друзей радио стало одной из базовых организаций при создании Всесоюзного научно-технического общества радиотехники, электроники и связи им. А.С. Попова.

Шло время, Город расширялся, Желтиково поле перестало быть окраиной. В шестидесятые годы все постройки Тверской радиостанции спецназначения были окончательно снесены, а территория застроена "хрущевками". Сегодня память о славных делах Тверской радиостанции и ее выдающихся специалистах хранят архивы и музеи, в их числе Музей связи при Тверском филиале ОАО "Ростелеком".

Подпишитесь на наш канал Яндекс.Дзен

Комментарии (0)


вверх