https://tvernews.ru/news/157612

За 25 лет деятельности военно-патриотическим центром "Подвиг" были подняты и захоронены 49 тыс. 511 бойцов, погибших во времена ВОВ

TIA, 12 Ноября 2013, 09:19
, 1

С июня 1988 года в Тверской области существует научно-исторический военно-патриотический центр «Подвиг», который координирует деятельность всех поисковых отрядов и организаций региона. За 25 лет силами поисковиков были подняты и захоронены 49 тыс. 511 бойцов, павших на полях сражений Великой Отечественной войны. Более 4600 имён восстановлено из небытия по солдатским медальонам. Последние 10 лет центром «Подвиг» руководит «шофёр по призванию», как он сам себя называет, ну а теперь – «мини-чиновник» Сергей Титков.

Всем мальчишкам интересно где-то полазить, что-то найти. Это сейчас подростки не играют в войнушку, а раньше появиться перед сверстниками в настоящей солдатской каске было особым шиком. В конце шестидесятых Сергей Титков мальчиком ездил на лето в Калининград, и там вместе со сверстниками обошёл остатки старых укреплений и места боевых действий – пока ещё с обычным детским любопытством, часто просыпающимся в нас азартом охотника. После армии, в 1982 году, этот интерес оформился более конкретно. Тогда компания друзей и единомышленников во главе с Владимиром Крыловым, который сейчас является одним из старейших поисковиков Тверской области, отправилась в к нему в деревню под Новгородом.

-В лесу стояла покинутая техника, - рассказывает Сергей Титков, - разбросаны остатки вооружения. Мы поначалу просто ходили и фотографировали. Потом на берегу Дубовицкого озера подняли останки бойца. При нём был медальон, благодаря которому мы смогли установить, что солдат был родом из Марийской республики, нашли его родственников и перезахоронили.

На протяжении 1980-х гг. с появлением новых данных о местах боевых действий, новых сообщений о количестве погибших в годы ВОВ бойцов таких отрядов стало появляться всё больше и больше. Всё это время дело это оставалось нелегальным и даже подсудным. Только в 1988 году по инициативе Обкома Комсомола поисковые отряды были узаконены. «Подвиг» был создан в том же году на базе клуба ветеранов-афганцев "Красная Звезда".

На сегодняшний день в Тверской области существуют 39 поисковых отрядов, они есть практически в каждом районном центре региона. Деятельность каждого из них координирует НИ ВПЦ «Подвиг». В поисковом движении состоят люди всякого пола и возраста: это и ветераны, начинавшие копать ещё тридцать лет назад, и молодёжь, и школьники, которые, кстати, нередко увлекают своими интересами собственных родителей. Несмотря на то, что работа поисковика грязная (но только в прямом смысле слова!) девочки и женщины ею не брезгуют, они есть в любом отряде.

- Мы устраиваем в школах «Уроки мужества», на которых рассказываем не только о боевой славе наших дедов, но и о том, чем занимаемся. Кто-то сразу же оказывается заинтересован, едет вместе с нами на вахту, а потом просится ещё и ещё. К примеру, тверской отряд «Ополченец» вырос из таких увлечённых школьников и студентов, сейчас им всем уже за двадцать, они работают самостоятельно.

В год каждый отряд заступает на вахту около десяти раз. Это могут быть заезды на 1-2 дня, чаще – по две недели. Массовые вахты, на которые собираются более полутора десятков отрядов в одном месте, традиционно проводятся в конце апреля – начале мая, а также в середине августа, оставшееся время отряды трудятся независимо друг от друга по своим районам. Практической работе в тёплое время года предшествует работа теоретическая – в центральном Архиве Минобороны в подмосковном Подольске, где поисковики ищут информацию о боях на интересующей территории, сверяются с картами, выявляют места планируемых раскопок.

Для того, чтобы приступить к работе на запланированной точке, отряд должен согласовать поиски с Администрацией Области и районов, УВД и Военкомата через центр «Подвиг», получить направление и передать его в местную администрацию. Все находки заносятся в протокол, останки направляются в хранилище при администрациях районов для дальнейшего захоронения на территории муниципалитета.

Поисковики подъезжают на транспорте максимально близко к месту раскопок, находят подходящее место рядом с водой и разбивают палаточный городок. Как правило, отряды никогда не селятся там же, где работают: во-первых, так они избегают соблазна лишний раз отдохнуть в палатке, а во-вторых, это может быть просто опасно.

- Там, где проходила линия фронта, располагались позиции армий, на поверхности земли могут оставаться боеприпасы – а у нас всё-таки костры, полевая кухня, - поясняет Сергей Титков. – Поэтому перед тем, как встать лагерем, мы обходим территорию с металлоискателем и щупом, ищем источники опасности. Как правило, от места непосредственно работ городок стоит в среднем на 3-20 км, то есть каждый поисковик ежедневно проходит пешком по 25-30 км.

Самое главное в поисковике, считает Сергей Вадимович – это мозг. Настоящий поисковик всегда нутром чует, где нужно копать. Остальное приобретается с опытом: пока ходишь со щупом, учишься узнавать, как он стучит о кость, металл или камень. После снятия верхнего слоя почвы поисковикам зачастую приходится буквально перебирать грунт вручную, чтобы не упустить ни малейшей детали – будь то останки, снаряды или фрагменты техники.

Тщательно поисковики работают с человеческими останками: пока ещё есть возможность найти солдатские медальоны, развернуть их содержимое и установить личности бойцов, а также отправить их прах на родину. Можно обнаружить элементы формы и экипировки, которые затем оказываются в музеях. Иногда, если тело попало в среду, где нет доступа кислорода, оно не разлагается, невредимыми оказываются одежда и личные вещи. В течение пяти лет поисковики извлекали останки солдат из пятнадцатиметровой траншеи: туда были сброшены тела более 700 бойцов. Некоторым тяжело работать с останками, и они находят себе другое занятие в лагере или на раскопках, для иных же очередной поднятый боец всего лишь пополняет статистику – но такие в поиске долго не задерживаются, ну а третьи с трепетом относятся к каждому поднятому солдату и ценят каждую жизнь, отданную в годы войны за победу.

Кропотливая работа важна и на месте гибели техники. К примеру, когда разбивается самолёт,его самая тяжёлая часть – мотор – уходит в землю на глубину 5-8 метров. А ведь если найти номерные детали, то по архивным документам можно полностью восстановить судьбу крылатой машины и её экипажа – порой из этого складывается целая история, трагичная, но увлекательная.

Одну такую драматичную историю поведал Сергей Титков. Ещё лет пятнадцать назад в Западнодвинском районе, на озере Усодица, некая старушка показала тверским поисковикам из Андреапольского района место, где ушёл в болото трактор «Сталинец». В годы войны её милёнок – солдат из Белого – чистил на нём зимний аэродром на льду озера. Каждый день девушка приходила к нему,ездила с ним на тракторе, после войны молодые люди хотели пожениться. Однако этим мечтам не было суждено сбыться: парень погиб у неё на глазах. Девушка, по обыкновению, пришла к аэродрому повидаться с любимым, он звал её к себе в кабину, но дома ждали дела, и она собралась обратно. В это время солдат сбился с намеченной траектории и съехал с надёжного льда на незамерзающий заболоченный берег озера. Трактор накренился и лёг на бок, одна дверца оказалась внизу, а другую заклинила канистра с топливом. Выбраться солдат так и не смог и ушёл в болото вместе с трактором.

Поисковики давно знали точное местоположение затонувшего трактора, но поднять его было нереально. Помощь пришла со стороны Министерства обороны, которое выделило ПТС (плавучий транспортёр средний) на гусеничном ходу, и, наконец, осенью 2012 года тверские поисковики при помощи коллег из Москвы и Псковской области - Поисковый реставрационный клуб «Арьергард» приступили к сложнейшей операции по подъёму трактора с 12-метровой глубины. «Сталинец», лежавший на дне болота, оказался уникальным, едва ли не единственным оставшимся в России трактором модели С-65 с закрытым типом кабины, поэтому игра определённо стоила свеч.

Трактор лежал в трясине в километре от поросшего деревьями острова, до острова нужно было ещё километра три ехать по болотистой, но достаточно устойчивой дороге. Минобороны предложило довезти на ПТС до места затопления «Сталинца» брёвна, из которых будет сделана опалубка, деревянный кран и прочее. По брёвнам привычным для поисковиков способом при помощи лебёдки трактор предлагалось вытащить на поверхность, погрузить в ПТС и вывезти на твёрдую землю. Однако план оказался простым только на бумаге.

- ПТС на 400 метров отъехал от берега и сам провалился и застрял в трясине, так что всю следующую неделю мы мучились, вытягивая его оттуда, - рассказывает Сергей Вадимович. – Мы надеялись вытащить его, зацепив якорь на тросе за деревья на острове, но самым ужасным оказалось то, что остров тоже стоял на болоте. Грунта там было метра два в глубину, а дальше тоже трясина. Так что мы зацепили якорь за самое большое дерево, а оно – раз! – и выдралось с корнем. Пришлось опутать тросом разом штук двадцать деревьев, чтобы вытянуть этот ПТС.

После этого с транспортёром больше не экспериментировали и отправили его обратно в Ленинградскую область. Поисковики одолжили в Великих Луках большой трактор Т-130 и уже им продолжили подъём. Люди на себе перенесли по болоту 1,5 км тросов общим весом более 8 тонн, а после того, как водолаз Константин Отчаянный в непроницаемой жиже зацепил им «Сталинец», тащили его трактором по дну трясины целый километр. В общем и целом операция заняла месяц – с 21 сентября по 20 октября 2012 года, и это без преуменьшения самый тяжёлый подъём в истории России и Советского союза.

Сейчас трактор С-65 полностью на ходу – отмыт, начищен и отреставрирован – и ждёт открытия одного из подмосковных музеев, чтобы стать его экспонатом.

Подняли и останки солдата, оказавшегося заложником в тесной кабине «Сталинца». Теперь они покоятся в деревне Брод Западнодвинского района. Любимая не дождалась парня и не смогла похоронить – сама отошла в мир иной пару лет назад.

На подъём трактора ушло не только много времени, но и немало средств – около 2 млн. рублей. При этом поисковое движение практически не спонсируется со стороны федеральных властей: выделяемые средства из областного бюджета могут обеспечить в полном объёме только две областных "Вахты Памяти". Но каждый поисковый отряд проводит не менее десяти выездов – и потому необходимые затраты на поисковое движение, при всём желании, не потянет ни один областной бюджет. Но начинающие поисковики быстро «подсаживаются» на новое увлечение и без размышлений вкладывают в него собственные средства, порой весьма внушительные – дорог транспорт, пригодный для труднопроходимой местности (к счастью, в районах, где есть ДОСААФ, всегда можно рассчитывать на помощь), больших денег стоит поисковое оборудование. Цена на неплохой глубинный металлоискатель начинается от 40 тыс. рублей, но за семь десятков лет, что миновали со времён войны, её материальные следы и останки погибших бойцов постепенно уходят в землю, и, чтобы обнаружить что-то стоящее,  уже требуются магнитометры и георадары стоимостью 300-400 тыс. рублей и выше. Русский народ чтит память своего героического прошлого, поэтому на помощь поисковикам Тверской области приходят спонсоры и меценаты: это депутаты и предприниматели, заводы и другие организации, да и просто хорошие люди – и поисковики им безгранично благодарны.

Центр «Подвиг» и отряды региона вырастили уже не одно поколение поисковиков. Второй год подряд в Тверской области проходит «Школа молодого поисковика»: там подростки наблюдают за работой своих наставников и учатся у них, помогая, слушают лекции. Несмотря на то, что в 2013 году на её проведение были выделены средства, их едва хватило, пришлось собирать свои и привлекать спонсоров. Два раза «Подвиг» пробовал получить грант на работу по патриотическому воспитанию молодёжи, но в обоих случаях получили отказ. Как поясняет Сергей Вадимович, оказалось что НИ ВПЦ «Подвиг» не имеет никакого отношения к патриотическому воспитанию, которому сейчас уделяют так много внимания наверху, поэтому, к сожалению, все средства на патриотическое воспитание не всегда уходят в действительно работающие организации: главным оказывается красиво написать программу. Так что в последние три года центр даже не подаёт документы на получение помощи. 

Что примечательно, в наше время, когда среди парней модно уклоняться от службы в рядах вооружённых сил, в поисковом движении все ребята призывного возраста – даже те, кто собирался «косить» - сознательно отправляются в армию и проходят службу. Влияют увлечение военной историей и опыт старших товарищей, чьи патриотизм и вклад в воспитание молодого поколения пока остаются недооценёнными.

Фото из архива Сергея Титкова.

Подпишитесь на наш канал Яндекс.Дзен

Комментарии (1)


  • 15:48 12 Ноября 2013
    0 0
    1000 лет, и всех по православному....
    какая нормальная мать дитятю в армию отдаст?
    планов громадьё.

вверх