https://tvernews.ru/folk/54685

Автор

TIA

Не ведали, что творят?

TIA, 10 Февраля 2012, 14:20
, 4

Так пытаются оправдать свои действия виновники варварского разрушения памятников археологии федерального значения в Рамешковском районе. В № 47 (25 ноября – 1 декабря 2011 года) нашей газеты была опубликована статья «Разрушены древние курганы». В ней шла речь о том, что в результате варварской вырубки леса в Рамешковском районе был нанесен непоправимый урон ценнейшим памятникам археологии X–ХIII веков, которые в соответствии с законом охраняются государством. Странно, но  этот факт вопиющего варварства  официально «заметили» только три ведомства: управление Росреестра по Тверской области, управление Россельхознадзора по Тверской и Псковской областям и министерство лесного хозяйства Тверской области.

Первое сообщило редакции, что «в ходе анализа вышеуказанной статьи признаков нарушений законодательства, отнесенных к компетенции управления Росреестра по Тверской области, не установлено, в связи с чем проведение проверки по изложенным фактам не представляется возможным». Авторам статьи, конечно же, польстило, что управление Росреестра так доверяет газетной публикации, что даже не считает нужным провести проверку изложенных в статье фактов с выездом на место. В конце концов, речь идет о ценнейшем памятнике археологии, которых находится на государственной охране! Может, такого имущества у государства  пруд пруди? Одним памятником больше, одним  меньше…

Управление Россельхознадзора вынесло определение о возбуждении дела об административном правонарушении и проведении административного расследования  в отношении СПК «Трудовик» по факту… захламления земельного участка сельскохозяйственного назначения порубочными остатками». 

Министерство лесного хозяйства Тверской области сообщило, что « в соответствии с Лесным кодексом РФ министерство осуществляет полномочия в сфере лесных отношений только на землях лесного фонда. 28 июля 2011 года сотрудниками Рамешковского отдела лесного хозяйства  Бежецкого лесничества  установлено, что рубка деревьев  и кустарников производится на землях  сельскохозяйственного назначения, недалеко от границы водного объекта (р. Медведица). Данные вопросы не относятся к компетенции министерства лесного хозяйства Тверской области, соответственно принимать меры на основании действующего законодательства министерство не имеет права». Эту позицию своего министерства несколько позже озвучил теперь уже на досудебном заседании  28 декабря 2011 года представитель Рамешковского отдела Бежецкого лесничества: поскольку вырубленные леса не относятся к лесному фонду, он  просил суд исключить его из числа ответчиков. Об исключении из числа ответчиков ходатайствовала перед судом и администрация Рамешковского района.
 
Как видим, дело дошло до суда. Рассмотрев в предварительном  судебном заседании  гражданское дело по исковому заявлению трех жителей Рамешковского района (Алексея Клюева, Лидии Галкиной, Анастасии Бачковой) к департаменту управления природными ресурсами и охраны окружающей среды (ныне министерство природных ресурсов и экологии Тверской области), департаменту лесного комплекса (ныне министерство лесного хозяйства Тверской области), Бежецкому лесничеству, Рамешковскому отделу Рамешковского участкового  лесничества, администрации Рамешковского района о незаконном уничтожении водоохранных лесов и памятника исторического и культурного наследия в урочище «Кидомля», суд заявленные ответчиками ходатайства не удовлетворил. Более того, суд привлек к участию в деле в качестве соответчиков  СПК «Трудовик» и ООО «Святослав». 

25 января состоялось первое судебное заседание, где в  качестве третьих лиц приняли участие представители Президиума Совета Тверского регионального отделения Всероссийского общества охраны памятников истории и культуры (ТРО ВООПИиК) и Главного управления по государственной охране объектов культурного наследия  Тверской области.  Министерство лесного хозяйства по-прежнему придерживалось ранее занятой позиции: своего представителя на суд не прислало, сообщив, что ответчиком себя не считает. Присутствовавший представитель министерства  природных ресурсов и экологии Тверской области также заявил ходатайство об исключении из числа ответчиков. Почему вдруг? Потому (прозвучало в объяснении), что  данное министерство заведует только водными объектами и особо охраняемыми территориями. Леса – это уже из «чужой епархии».

Итак, получается, что 30 гектаров хвойного леса, находящегося в непосредственной близости от реки Медведицы, который на протяжении многих столетий формировал среду обитания для проживающих в расположенных по соседству населенных пунктах граждан,  сведены под корень, и никому до этого дела нет. Истцы, естественно, задали вопрос:  как же быть тогда с закрепленным  в Лесном кодексе РФ (статья 1) положением, что «лесное законодательство основывается  на принципе сохранения средообразующих, водоохранных, защитных, санитарно-гигиенических, оздоровительных и иных полезных функций лесов  в интересах обеспечения  права каждого на благоприятную окружающую среду»? По их подсчетам, говорят истцы, в Рамешковском районе выпилено примерно 90 процентов зрелого леса, при этом леса практически не возобновляются, на опустошенных местах – завалы из древесных остатков. Сплошная вырубка леса, в том числе вблизи рек и болот, уже привела к понижению грунтовых вод, пересыханию колодцев, рек и ручьев. В Рамешковском районе выпилено примерно 90 процентов зрелого леса. Если водный объект – река Медведица – находится в ведении министерства природных ресурсов и экологии, то как тогда снос леса не является сферой влияния данного министерства? К чести судьи, он и на этот раз ходатайства об исключении из числа ответчиков оставил без удовлетворения.

ООО «Святослав и СПК «Трудовик» выступили на суде единым фронтом, и даже их интересы в суде защищал один представитель. Тут, кстати, выяснился один любопытной момент. Все участники судебного заседания  представили документы, подтверждающие как полномочия представителей, так и правовой статус организаций, которые они представляют. Кроме представителя соответчиков – СПК «Трудовик» и ООО «Святослав»,  предъявившего лишь доверенность. Когда у суда возник вопрос: где же документы, подтверждающие полномочия доверителя, было в категоричной форме заявлено, что устав СПК представлен не будет.  Вероятно, представитель СПК «Трудовик» такую позицию занял неспроста. Сразу возникает вопрос: а каков круг полномочий председателя кооператива, может ли он единолично принимать такие серьезные решения, как снос леса?  Вполне возможно, что принятие подобных решений – компетенция общего собрания членов сельхозкооператива, и тогда действия председателя по  заключению договора с ООО «Святослав» есть не что иное как превышение его должностных полномочий? Может, непредставление устава –  это попытка укрыть от суда истинное положение дел? Можно также предположить, что члены кооператива и есть местное население, которое выступает против сноса леса, называя это произволом.

Необходимо заметить, что глава  Высоковского сельского поселения (на территории которого и проживают обратившиеся в суд граждане) Валентина Соколова категорически на стороне местного населения. А как иначе, если 30 марта 2011 года собрание депутатов Рамешковского района   утвердило схему территориального планирования, в составе которой находятся «вновь создаваемые особо охраняемые  природные  территории», одна из которых – Новый (Кидомльский) массив. В мероприятиях по охране природного и историко-культурного наследия Рамешковского района записано: «На территории массивов находится наиболее сохранившиеся археологические памятники, имеющие, вследствие этого, наибольшую ценность... Сохранение этих памятников является приоритетной задачей».  И  после этого, 27 апреля 2011 года, председатель сельхозкооператива подписывает договор с ООО «Святослав» о сносе леса на этой самой заповедной территории, а еще через три дня глава администрации района дает свое «добро» на снос леса. В результате заповедная территория была варварски искорежена. А между тем в разработке схемы территориального планирования, которая велась два года, участвовали непосредственно заместитель главы администрации района, начальник отдела администрации, которые потом стали говорить, что они ничего не знали о нахождении на этой территории памятника археологии федерального значения. Сами разработчики, выходит,  не знали! Между тем депутаты приняли решение, что «использование территорий в массивах земель историко-культурного назначения  в границах зон охраны возможно только в научных целях и экскурсионных – в качестве объектов показа  памятников археологии и изучения истории древней Руси». Получается, что депутаты главе района не указ?

Администрация Рамешковского района ранее одним росчерком пера своего  главы И.А. Павлова, согласовавшая работы «по расчистке сельхозземель на данном участке», также просила суд исключить ее из числа ответчиков. Вот что сказал по поводу согласования директор ООО «Святослав» И.А. Гайдуков при опросе его сотрудником полиции : «Для проведения работ был определен участок  площадью 30 га. Он представлял собой участок местности, заросший кустарником и деревьями хвойных и лиственных пород. При проведении  работ было осуществлено спиливание данных деревьев и кустарников и осуществлен их вывоз». Суд не согласился.
Как нам сообщили в прокуратуре Тверской области, в Рамешковском отделении полиции на проверке находится материал, направленный прокуратурой Рамешковского района для принятия решения по факту уничтожения памятника  археологии общероссийского значения. По указанному материалу Рамешковским отделением полиции неоднократно выносились постановления об отказе  в возбуждении уголовного дела, которые ввиду неполноты проверки отменялись прокуратурой района. В настоящее время материал проверки находится в производстве, окончательное решение не вынесено.
 
Мы проанализировали три таких ответа Рамешковского отделения полиции, направленные в адрес исполняющего обязанности председателя тогда еще комитета по государственной охране объектов культурного наследия В.А. Климченко. Просто невозможно удержаться, чтобы не процитировать эти перлы. Из объяснений (данных отделению полиции) главы  Рамешковского района: «В представленном  в администрацию района договоре подряда  и при обращении директора ООО «Святослав» Гайдукова И.А. не содержалось сведений  о том, что  работы будут производиться  на землях СПК «Трудовик».
А где тогда? Что это за согласование такое, если даже неизвестно место проведения работ? На третий раз в полиции завели дело о халатности. «По результатам проведения дополнительной проверки  в действиях должностных лиц администрации Рамешковского района были обнаружены признаки преступления, предусмотренного частью 1 ст. 293 УК РФ «Халатность». Материалы проверки по данному факту выделены  в отдельное производство и направлены в Бежецкий межрайонный следственный отдел следственного управления Следственного комитета России по Тверской области».

Так что же подвигло майора полиции А.Г. Лопаткина, который подписывал и все предыдущие ответы, на  этот шаг? Оказывается,  наконец-то было выяснено, что среди документов  по археологическому памятнику федерального значения – курганной группе «Кидомля» – имеется  уведомление (исх. № 78 от 10.02.1992 г.) на имя главы  администрации Рамешковского района  о запрете хозяйственных работ на месте расположения памятника. Однако наличие данного уведомления, по мнению следователя, не есть факт, что  глава администрации Павлов И.А. и его заместитель Гончаров О.В. были… уведомлены о наличии на территории района данного памятника, поскольку работают в администрации района соответственно с 2005 и 2007 года. Поэтому могли не знать о его наличии при проведении процедуры согласования.
Нанося вред уникальному памятнику, они таким образом проявили… халатность. Вот так-то. А как быть с постулатом, что незнание закона не освобождает от ответственности за его нарушение?
 
Главное управление по государственной  охране объектов культурного наследия Тверской области с иском в суд по фактам продолжающегося длительное время повреждения памятника федерального значения не обращалось,  хотя для этого у него имеются  все законные полномочия. Выходит, обычные граждане  проявили больше сознательности и  гражданской ответственности  за сохранность того, что по закону должно было бы охраняться государством. Более того, когда 5 января 2012 г.  представитель Главного управления по государственной охране объектов культурного наследия прибыл в Рамешковский район, он зафиксировал факт продолжения сноса леса – теперь уже близ могильника Кидомля-1, на территории того же объекта историко-культурного наследия  – комплекса памятников в урочище Кидомля.

Следующее судебное заседание намечено на 15 февраля. Хотелось бы прояснить вопросы с обрабатываемыми сельхозземлями в районе и в СПК «Трудовик». Известно, что за десять лет размеры пашни уменьшились по району на шесть тысяч гектаров. А сколько пашни за это время потерял СПК «Трудовик», и нужно ли  уничтожать вековой лес ради пашни? Не проще ли вернуть выпавшие земли в севооборот? Сколько кубометров леса было снесено? Куда делся этот лес и сколько он стоит? Директор ООО «Святослав» И.А. Гайдуков пояснял следователю, что основное направление деятельности  фирмы – лесопереработка. По договору СПК платит ООО «Святослав» по одной тысяче рублей за гектар (!) «очищенной» земли, но нигде ничего не говорится по поводу срубленного леса. И на вопрос, почему так неэффективно ведется следствие, у граждан есть свой ответ. Люди говорят (а им не запретишь высказывать свое мнение вслух), и мы не можем не озвучить эти широко ходящие предположения:  за всем этим стоят высокие должностные лица, которые могли влиять и по сей день оказывают влияние на правоохранительные органы. И не только на них. Отголоски этой их деятельности слышны по сей день.

В соответствии с постановлением Администрации Тверской области, вступившим в силу в 2009 году, бывшие сельские леса стали передаваться  гослесфонду. Бежецкое лесничество представило на суде карту-схему границ СПК «Трудовик».  Часть лесного массива на его территории была передана в гослесфонд, а леса, о которых идет речь, переданы не были. Почему? Одно состояние, одно происхождение, одна территория. У граждан возникает справедливое подозрение, что варварская операция уничтожения была задумана еще в то время. Еще одно подозрение: вряд ли обошлось без коррупции.

Надежда НЕСТЕРОВА, журналист, заслуженный работник культуры РСФСР, первый заместитель председателя Президиума Совета ТРО ВООПИиК;

Игорь ЧЕРНЫХ, заслуженный работник культуры РФ, член Президиума Совета ТРО ВООПИиК.

Оцените статью
   0  0

Комментарии (4)


  • 14:49 10 Февраля 2012
    5 3
    Еще одно подозрение: вряд ли обошлось без коррупции. Наивные люди.

    Без коррупции никак нельзя. Без коррупции жизнь в России стала бы бессмыслицей. Если бы все чиновники только заботились о благополучии людей, человечество лишилось бы таких понятий, как уважение, почитание, унижение, поклонение, преданность, зависть. Никто ни кому не был бы должен, исчезли бы все привилегии, все бы равнодушно исполняли свои обязанности. Ослабло бы чувство первенства, стремления к вершине, к исключительному благополучию. Как следствие, человечество утратило бы инстинкт к выживанию, начался бы хаос и полнейшая деградация. Любите коррупцию! Поощряйте ее! Ибо... коррупция порождает сопричастность, а сопричастность порождает преданность!


    • 16:09 10 Февраля 2012
      0 0
      Красиво "завернул". Но коррупция все таки - зло.


  • 16:27 10 Февраля 2012
    2 0
    Неужели ВЫ подумали, что это написано серьёзно. Надо отличать юмор от правды.А по поводу коррупции: Граждане постоянно оценивают деятельность чиновников. В материальном смысле этого слова. То есть, сама общественная среда своей обывательской тиной засасывает чистейшие души российских чиновников в болото коррупции.

    Не даром же (в прямом значении этого слова) говорится: "Искусство взятки принадлежит народу".


  • 22:19 12 Февраля 2012
    0 0
    слишком много написано(((не стал читать!