tvernews.ru
11 декабря Воскресенье :
Погода в Твери Курсы валют | Сообщить об ошибке

Зарегистрируйтесь, если вы еще не состоите в сообществе tvernews.ru

Владимир Васильев ответил на вопросы Владимира Познера

 Владимир Васильев ответил на вопросы Владимира Познера - ТИА
07 Апреля 2010 08:24
Автор: TverNews

Председатель комитета по безопасности ГД РФ Владимир Абдуалиевич Васильев, был на в понедельник 5 апреля в гостях у Владимира Познера на Первом канале. Речь шла о терроризме

В.ПОЗНЕР: В эфире программа "Познер". Гость программы сегодня – председатель комитета по безопасности ГД РФ Владимир Абдуалиевич Васильев. Добрый вечер.

ВЛАДИМИР ВАСИЛЬЕВ, председатель комитета по безопасности Госдумы РФ: Добрый вечер.

В.ПОЗНЕР: В другое время мы бы с вами говорили о проблемах МВД, о реформе, о проблемах милиции и так далее. Но с учетом того, что произошло неделю тому назад, конечно, мы будем с вами говорить о терроризме. Хотя и коснемся некоторых вопросов, связанных с МВД, поскольку все-таки там есть определенная привязка. Но все-таки главное - это именно теракт в Москве, теракты в Кизляре, вообще, что происходит. Вы, вероятно, знаете, что у нас есть сайт Первого канала, и люди знают, кто будет в гостях, и присылают свои вопросы. Поэтому некоторые вопросы от наших зрителей для начала. Генрих Семенович Смоленский вот что спрашивает: "На следующий день после взрывов в метро газета "Коммерсантъ" написала: "По не подтвержденным официально данным, правоохранительные органы могли располагать информацией о возможной атаке террористов в метро в понедельник. Во всяком случае, с раннего утра вчерашнего дня многих женщин кавказской внешности задерживали под предлогом проверки документов, досматривали, а затем доставляли в отделение". Я нигде не слышал, чтобы правоохранительные органы или другие представители власти эту информацию подтверждали или опровергли. Но ведь это вопрос принципиальнейший для оценки случившегося. Почему же нет никакой реакции? Вот на статью Минкина в "МК" отреагировали сразу. Что известно вам по этому поводу?"

В.ВАСИЛЬЕВ: Уважаемый Генрих Семенович, спасибо большое за вопрос, он совершенно правомерен. Дело в том, что у нас сегодня в стране действует закон о противодействии терроризму, и я один из авторов. И когда мы его готовили, то были внесены предложения от ФСБ, и мы поддерживали их, о введении так называемых степеней угрозы. Я думаю, и вы, и наши зрители уже достаточно подготовлены и знают, что в ряде государств такие степени существуют – 4, 5, разные. В.ПОЗНЕР: Или цвет.

В.ВАСИЛЬЕВ: По цветам, да. У нас сегодня мы не смогли провести этот закон. Было отторжение, было высказано много предположений о том, что могут быть ущемлены права граждан и что правоохранительные, силовые органы, спецслужбы могут злоупотребить этим законом. Вот такая формулировка, по сути, и обсуждение его мы вели тогда публично, я и сам, в частности, участвовал в СМИ. В этой части не прошел законопроект. И сегодня законного основания для того, чтобы мы могли информировать население, нет. Вот в чем особенность этого вопроса.

В.ПОЗНЕР: Но вот было написано в "Коммерсанте", что будто бы информация была у спецслужб. Так она была или ее не было?

В.ВАСИЛЬЕВ: Я сказал, что по закону сегодня, если даже спецслужбы располагают информацией, они не могут ее распространять в установленном законном порядке, как это делают, допустим, в США.

В.ПОЗНЕР: Предупреждать население?

В.ВАСИЛЬЕВ: Да. Не могут. По закону не могут. Но тем не менее это делается, и мы порой слышим об этом, и, допустим, ГУВД Москвы порой распространяются определенные материалы. Они порой критично оцениваются, весьма критично. И я бы сказал, у тех, кто рискует это делать, пропадает охота это делать, потому что очень критично публично оценивают, делают акцент определенный. А там действительно непросто сформулировать вопрос. Вот почему нужен закон. В части же того, что нужно предупреждать население, об этом ведется профилактическая работа, но ведется она на уровне участкового, на уровне сотрудника милиции.

В.ПОЗНЕР: Владимир Абдуалиевич, это все я понимаю. Я все-таки хочу получить от вас ответ, насколько вам известно, разумеется. Все-таки была ли у спецслужб информация, что что-то готовится? И что им хотя бы надо к этому подготовиться? Или это слухи и не было такого?

В.ВАСИЛЬЕВ: Владимир Владимирович, понимаю, что вопрос поставлен ребром. Я отвечу, насколько я подготовлен. Точной информации так, как вы сказали, я, например, и не должен ее знать, мне ее не приносят утром на стол, я депутат. Но исходя из той практики, которую я знаю и что сегодня представляю, конкретной информации о том, что будет совершено там или там преступление, не было – это четко, это я убежден. Второе. То, что опасность – да, это давно уже есть информация, она периодически возникает, она проверяется, и мы знаем об этом. За последние годы около 100 терактов, по сути, были предотвращены.

В.ПОЗНЕР: Сергей Чуйкин: "В свете недавних событий в Москве и Кизляре у многих людей в нашей стране возникает справедливый вопрос: "Чем занимаются наши правоохранительные органы и как они могли допустить такое?" И вместо того чтобы разобраться в этом, нам начинают рассказывать о том, что МВД и ФСБ делают все возможное, что провокаторы-журналисты им только мешают, что уменьшать численность МВД нельзя ни в коем случае, и прочее, и прочее. Но ни слова о виновных. И, заметьте, ни одной отставки. Уважаемый Владимир Абдуалиевич, скажите, пожалуйста, понесут ли виновные наказание? Или, как всегда, найдется крайний?"

В.ВАСИЛЬЕВ: Сергей, спасибо большое за вопрос, он очень правильный. Я, как вы его поставили, в этот раз могу конкретно с цифрами сказать. В 2005 году у нас было 257 терактов, в 2006 году - 112, в 2007-м – 48, в 2008-м – 8. В этом году их стало больше, и, мы знаем, существенно, около 50. Есть вот такая динамика. На определенном этапе достигли хороших результатов. Сейчас изменилась тактика, изменился характер действий и угроз. Поэтому перестраивается работа. Вы знаете, что делается акцент на профилактику – она себя хорошо показала в Чеченской Республике. Кстати говоря, я думаю, все наши зрители видят, как территория, которая была оплотом международного терроризма, превратилась в территорию наибольшей стабильности сегодня. Ну, объективности ради, по терактам. Такая же работа сейчас проводится в Ингушетии, и она воспринимается крайне жестко террористами. Они понимают, что это конец существования. И поэтому был организован, я убежден, и теракт в отношении президента Евкурова. И такая же работа сейчас с назначением нового полпреда, новыми полномочиями, новыми задачами ставится в целом по Северному Кавказу. Вот это обостряет ситуацию. Теперь по поводу того, что говорится предметно в вопросе, узнаем ли мы, и будут ли нести ответственность, и чем занимаются правоохранительные органы. Я уже назвал, сколько терактов, сколько предотвращено. О них, как правило, не говорят. Потому что, помните, мы говорили? По закону не предусмотрено предупреждение, а информация о терактах...

 

В.ПОЗНЕР: Вы знаете, Владимир Абдуалиевич, очень трудно. Вот вы мне сказали: предотвращено сто. А какие доказательства? Когда он есть, теракт, то он есть. А так – мало ли, что там придумала власть, что сто, восемьсот.

В.ВАСИЛЬЕВ: Изъяли, там, 100 килограммов тротила. Ну и что?

В.ПОЗНЕР: Конечно, конечно.

.ВАСИЛЬЕВ: И говорить об этом – ну что нагнетать, как говорится, ситуацию? Тем более, опять же, зададут вопрос, что и как. Поэтому работа такая проводится, она, безусловно, контролируется соответствующим образом. И то, что сегодня правоохранительные органы и спецслужбы – я привел ряд – существенным образом улучшили свою деятельность, у меня, например, как у депутата, как у председателя комитета по безопасности, вопросов не вызывает.

В.ПОЗНЕР: Тогда вопрос вот какой. Вы помните, что, когда был теракт в Мумбаи, министр, отвечавший за безопасность, подал в отставку. Его никто не уволил. Может быть, ему подсказали, не знаю. Но он подал в отставку. У нас как-то... Я не знаю даже, когда-нибудь это было? Чтобы человек, который все-таки несет за это ответственность, ну вот не получилось у него, и он уходит?

В.ВАСИЛЬЕВ: Буквально недавно мы на комитете слушали, кстати, эту тему – это было 18 марта прошлого месяца. По теме транспортной безопасности в связи с событиями, связанными с "Невским экспрессом". И нам там доложили в закрытом режиме о том, что делается по расследованию этого уголовного преступления. Я хочу просто ответить на вопросы слушателей и зрителей. Вы знаете, там четко совершенно было ясно, какая работа проведена, кто задержан, какие меры приняты. Преступление раскрыто. В ближайшее время, я надеюсь, когда будет такая возможность, полная информация будет развернута. Об этом сказано. Вот пример еще конкретных оперативных действий по горячим следам. Теперь то, что вы сказали по отставке министра. Я думаю, что, если бы сейчас дали возможность Нургалиеву подать в отставку – я лично, меня он не уполномочил, – это было бы самое простое решение, подать в отставку.

В.ПОЗНЕР: Вы полагаете, что он бы хотел?

В.ВАСИЛЬЕВ: Я просто его знаю. Мы с ним работали и в период нескольких терактов вместе, мы коллегами были одно время по работе. Вы знаете, это самое простое сейчас - подать в отставку. Я убежден даже, что он этот вопрос поднимал. Но! Гораздо сложнее изменить ситуацию. Сложнее чувствовать, что ты находишься под жесточайшим прессингом, под постоянным контролем общества, под, я бы сказал, предвзятой порой, критической позицией СМИ, и в этих условиях дать результат. Это намного тяжелее. Я надеюсь, что это и делается сегодня в системе МВД. Более того, я вижу доказательства того, что это делается. И те все разговоры, они были не случайны. И то, что начали систему реформировать, и то, что Президент взял эти вопросы на контроль, – это важные шаги в правильном направлении.

В.ПОЗНЕР: Моисей Саар, кажется, он иногда пишет, но пишет он по-английски свою фамилию, я не знаю, правильно я произношу или нет. То ли он Саар, то ли Сэр. Ну, он меня извинит, я надеюсь. "Уважаемый господин Васильев, согласны ли вы с тем, что обвинения против СМИ в пособничестве терроризму происходят от отчаяния и безысходности?"

В.ВАСИЛЬЕВ: Вы знаете, Моисей, я скажу вам так. Я не знаю вашего отчества, поэтому говорю так. Я так понимаю, что вы из Израиля, видимо, звоните.

В.ПОЗНЕР: Это неизвестно.

В.ВАСИЛЬЕВ: Ну, не принципиально. Важно что? От отчаяния как? У нас есть закон о СМИ. Там есть четвертая статья, которая определяет, как должны себя вести СМИ у нас в стране. У нас достаточно молодая республика, молодое законодательство, особенно в плане противодействия терроризму. И оно ни в коей степени существенно не отличается от существующего международного законодательства. Там везде, кстати, предполагается: нельзя предоставлять трибуну террористам, нельзя, по сути, распространять те сведения, которые совпадают с идеями террористов, которые пытаются продвигать. Это все понятно и ясно. И с этой точки зрения я бы не сказал, что это бессилие. По сути, когда сегодня взрывали взрывные устройства в метрополитене или сегодня это происходило в Назрани, то вот это количество болтов, которые разлетелись, поражающих элементов, оно и дальше имеет продолжение. Это как раз информационная уже составляющая. И если террористы потом получают возможность еще кумулятивно усиливать эффект этих страшных террористических атак... А для чего это делают? Для того чтобы посеять страх. И если при этом еще некоторые представители СМИ, я бы сказал, не всегда профессионально и ответственно используют эту информацию, это губительно и негативно для общества. Причем здесь беспомощность спецслужб? В

ПОЗНЕР: Вы бы не хотели привести конкретный пример?

В.ВАСИЛЬЕВ: Попробую привести пример. Вот, допустим, ситуация конкретная сегодняшняя. Ряд СМИ сосредоточился на том, и это очень отрадно, что стали давать информацию, кто, где, как может получить информацию, что происходит. Потому что, по сути, вся Москва, все думали о своих родственниках, никто не знал, кто доехал, кто не доехал до работы. И здесь, безусловно, СМИ сделали большую работу: давали информацию, где, какие принимаются меры, как оказывается помощь – это все очень правильно. Телефоны, по которым можно получить информацию. В то же время были комментарии, в которых, допустим, анализировались прошлого периода действия террористов. При этом ведущий говорил о том, что больший эффект достигается при взрыве вот в таких условиях - и приводил пример. А меньший эффект - в этих условиях, например. Затем, цитирование террористов и лидеров террористического подполья, насколько я знаю, в международной практике отрицается, не принимается. У нас были комментарии на эту тему. С этой точки зрения я считаю, что, говоря о свободе СМИ как о всякой свободе, мы должны понимать, что не только в правоохранительных органах, в МВД сегодня есть проблемы. Они есть во всех системах и составляющих нашего общества, и в СМИ тоже. В свое время после теракта на Дубровке была принята определенная хартия, СМИ и представители поработали и добавили существенно, и мы это видим. Но в то же время мы не можем не замечать того, что у нас порой право на информацию используется...

В.ПОЗНЕР: Вы ставите знак равенства между некоторым несоблюдением правил со стороны определенных журналистов, будем так это называть, или некоторых СМИ и пособничеством терроризму. Это что, одно и то же?

В.ВАСИЛЬЕВ: Я это провожу сейчас в связи с вопросом нашего слушателя, который говорил: не от беспомощности ли это делается? Не от беспомощности. Слишком серьезная роль слова в нашем обществе и информации, в частности, тем более по таким вопросам, как террористическая атака, террористическая угроза. Это, кстати, во всем мире признали. А вот в части того, что вы сказали, я не хотел бы уходить от этого вопроса. Нам нужно понять. Если чело

Комментарии (0)
Для того чтобы оставить комментарий, вам необходимо авторизоваться.